На что идут балансодержатели челябинских общаг, чтобы не допустить приватизацию

Власти не делают шагов навстречу жильцам общежитий, они вторично объявили голодовку

2 февраля 2017 в 12:33, просмотров: 1972

Первый раз старожилы челябинских общежитий объявили голодовку в конце декабря 2016 года. Мы писали об этом в статье «В своем доме не хозяева?». После безрезультатной переписки с чиновниками, длившейся восемь лет, люди пошли на крайнюю меру. Жителям общежитий пообещали, что при правительстве области будет создана комиссия, она придет, разберется с каждой семьей, и дело наконец-то сдвинется с мертвой точки. Как обстоит ситуация сегодня, выяснял корреспондент «МК».

На что идут балансодержатели челябинских общаг, чтобы не допустить приватизацию
Фото Юлии Боровиковой

Барин и крепостные

Государство уже обмануло этих людей в 1980-е годы. Когда им давали комнаты в общагах, то не поставили в очередь на жилье. Лишь через несколько лет жильцы общежития по проспекту Победы 287а, узнали по сарафанному радио о существовании этой очереди. Встали, но было уже слишком поздно. С принятием нового жилищного кодекса очередь ликвидировали, и они остались у разбитого корыта – со своими общежитскими комнатами. Точнее сказать, не своими, потому что приватизировать их они не могут.

- Ну и что? Их же никто не выгоняет! – бодро сообщил корреспонденту «МК» главврач ГКБ №3, депутат от «Единой России» Олег Маханьков. – Было два решения Верховного суда, по которым общежитие признано спецжилфондом.

На этом народный избранник повесил трубку. Между тем, жители общежитий рассказывают, что выгоняют.

- Год назад написала заявление на увольнение, хотела перейти на другую работу, где зарплата побольше, - вспоминает медсестра Аниса Завьялова. – Мне сказали: «У нас с вами закончились трудовые отношения, за 72 часа освободите комнату». И я была вынуждена остаться на прежнем месте.

Ровно то же самое услышала Надежда Лапаева, заикнувшись об увольнении. Она работает медсестрой в палате интенсивной терапии роддома.

Фактически балансодержатель общежития – а это больница скорой помощи – держат своих жильцов за крепостных. Однажды у жильцов состоялся с шефом доверительный разговор.

- Он нам, санитаркам, сказал: «Думать надо было, за кого замуж выходить. Нашли бы себе мужиков с квартирами», - вспоминают женщины.

Отстояла койко-место

Фото из личного архива Анны Дробахи

Четыре года назад Анна Дробаха, которой в общежитии дали прописку и койко-место, осмелилась на неслыханную дерзость: родила ребенка. Рецепт ей был выдан предельно простой: сдай девочку в детдом, и решай свои жилищные проблемы. Анна на такое не согласилась, и прошла все круги ада. Соседок к ней подселяли самых стервозных. Они жаловались на плач малышки комендантше, записывали личные разговоры молодой мамы на диктофон, приводили к себе мужчин. Когда Анна была на смене, Ксюшину кроватку разобрали. Прописывать девочку в общежитии никто не хотел. А в 2013 году больница подала на Дробаху иск о выселении без предоставления жилья. Неизвестно, чем бы закончилась эта история, если бы помощь Анне не оказал Совет общежитий Челябинской области. Оказывается, по трудовому договору женщина имеет полное право проживать со своими родственниками. Анне, матери-одиночке, пришлось потратиться на адвоката. Больница иск отозвала, но и комнатку женщине не дали. Возможно ли ютиться с ребенком на пяти квадратных метрах? Сейчас Ксюша у Аниных родителей в Еманжелинске, ходит там в детский сад. Анна после каждой ночной смены приезжает к родителям, старается не упустить ни малейшей возможности побыть с дочерью. На одну лишь дорогу в месяц уходит несколько тысяч, плюс ко всему квартплату ей приходится вносить за двоих.

- Если бы нам дали комнату, и Ксюше дали место в детском саду, мы обе жили бы в Челябинске, - уверена Анна.

Почему бы областным властям не вмешаться в эту ситуацию и не выделить этой семье комнатушку? Тем более, что пустующих площадей в общежитии, как видно из следующей главы, хоть отбавляй.

Цирк с кухнями

Фото Юлии Боровиковой

Жильцам обещали, что специальная комиссия, созданная при областной администрации, придет в каждый блок, увидит, что люди десятилетиями ютятся в маленьких комнатушках с детьми и внуками. А пришла только прокуратура. Осматривая объект, чиновники изначально исходили из того, что проверяемый дом является спецжилфондом. Жильцы, резонно спросили: если это спецжилфонд, то где кухни общего пользования, плиты, стиральные машины? Проверяющие к гласу народа прислушались и выдали руководству больницы акт: установить кухни.

- У нас крыша протекает, трубы гнилые, осенью дождь заливает в коридорные окна, а все силы брошены теперь на эти кухни, которых в общежитии не было последние 20 лет, – недоумевает по поводу происходящего Наталья Слесар. – Нас на этаж одиннадцать семей. У каждого в блоке есть своя кухня с плитой и шкафчиками. Мы что, будем выстраиваться в очередь к общей плите и ждать, пока конфорка освободится?

А ждать, похоже, не придется: в свежеоштукатуренных кухнях уже появились двери и замочные скважины. Скорее всего, помещения все время будут заперты.

А комиссия от правительства области так и не появилась. В кулуарах корреспонденту «МК» сказали, что перспектив у вопроса приватизации комнат в так называемых общежитиях почти нет. Решение Верховного суда в отношении общежития по проспекту Победы 287-а, оставившее его спецжилфондом, создало неблагоприятный прецедент для остальных девяти домов.

Между тем Общежитие по Молодогвардейцев, 33 также принадлежало больнице скорой помощи. Но его как-то удалось вывести из спецжилфонда, и люди там приватизировали свое жилье. Кто-то продал комнату и улучшил свои жилищные условия (это к вопросу «зачем им приватизация?»), кто-то остался жить на прежнем месте. Но почти все остались работать в больнице. Герои нашей публикации уверяют: они не убегут от Маханькова, даже если получат возможность приватизации. Потому что бежать в таком возрасте уже некуда. И пять комнат в общежитии по Проспекту Победы 287-а приватизировать удалось. Как?

- Эти пять комнат приватизированы на основании решения судов. На тот момент здание находилось в муниципальной собственности, - пояснили нам в Министерстве имущества и природных ресурсов. – А сейчас общежитие по Проспекту Победы 287а, как и другие 113 общежитий, находятся в собственности Челябинской области и закреплены за государственными учреждениями и предприятиями. По закону такие общежития не подлежат приватизации. Изъятие недвижимости происходит только тогда, когда она  является излишней или не используется по назначению.



    Партнеры