Челябинец, оставшийся без ноги, занимается спортом и снимается в социальных роликах

Он тренируется шесть дней в неделю, чтобы быстро ходить, бегать и плавать. Движение — жизненная позиция Федора Меркульева

16 марта 2017 в 09:53, просмотров: 653

В Челябинске сотрудники Фонда социального страхования передали известному блогеру, спортсмену и общественному деятелю Федору Меркульеву уникальный протез нового поколения. Случай, можно сказать, беспрецедентный в нашем регионе. Но Федор его дождался, хотя все было совсем не просто. И требовалось доказать, что ты нуждаешься именно в этой модели роботизированного протеза.

Челябинец, оставшийся без ноги, занимается спортом и снимается в социальных роликах
Фото Юлии Боровиковой

Сначала о Федоре Меркульеве я услышал, что есть такой несгибаемый парень, который после страшной травмы не замкнулся в себе, не сломался, а живет полной жизнью, да так ярко, что многим и здоровым-то людям не под силу. Вот и Владимир Иванович Зубарев, директор «Челябинского протезно-ортопедического предприятия», о Федоре однажды рассказывал журналистам с небывалым воодушевлением, даже восторгом, словно видел в нем какой-то ответ на свой главный жизненный вопрос. А ведь повидал Зубарев за свою практику немало людей разного «калибра», кто до несчастного случая в своей самоуверенности чуть ли не держал Бога за бороду. Но чаще всего, увы, под тяжестью обстоятельств человеческий материал не справляется, поддается...

Фото Юлии Боровиковой

А впервые увидел Федора совсем недавно. Было это неожиданно. В вестибюль «Протезно-ортопеди­ческого предприятия» вошел молодой человек высокого роста, стремительной, легкой походкой прошел через холл и так же легко поднялся по лестнице. Вроде бы ничего необычного. Вот только левая штанина на его джинсах была обрезана коротко, демонстративно обнажая механическую конструкцию протеза. И был в этом некий вызов, может быть, некая игра в человека-робота.

Оказалось, это у Федора фишка такая — все сразу расставить на свои места. А сюда Меркульев приехал на процедуру передачи уникального протеза, о котором столько говорили.

Нечетная горка

Имеют ли цифры значение? Конечно, имеют. Федору всего 25 лет, а 22 ноября у него день рождения. Проживает на Елькина, на той же улице и школу окончил, точнее, 80-ю гимназию. И сразу поступил в железнодорожный техникум на отделение автоматики и телемеханики. Собственно, выбирал профессию вполне осознанно. На железной дороге работают почти все члены семьи. А традиции у нас чтят, что бы кто ни говорил. И вот Федор по окончании техникума в качестве электромонтера оказался на практике. Его профессиональные обязанности — обслуживать семафоры, стрелки, замедлители.

— А что такое замедлители? — интересуюсь у Федора.

— Слышали по ночам свист на железнодорожных путях? Это срабатывают замедлители, когда происходит роспуск вагонов. Вот и я попал работать на нечетную горку. Там произошел со мной трагический случай.

Это случилось за неделю до дня рождения, 14 ноября 2013 года, когда Меркульев, выполняя свои должностные обязанности, попал под вагоны. Дежурный без команды пустил поезд с горки. Федор отреагировать не успел, потому как стоял спиной к внезапно тронувшейся с места многотонной громаде вагонов.

— Ну и все, — говорит отрешенно Федор. — Бандаж колеса наехал на левую стопу — ногу оторвало. После этого потянулись месяцы реабилитации. За полгода нужно было научиться жить по-новому. Попал сюда, в «Челябинское протезно-ортопе­дическое предприятие». Узнал, какие есть варианты протезирования. Для этого прошел курс на стационаре.

— Федор, — спрашиваю, — вот такое неожиданное несчастье, разумеется, стало потрясением. Говорят, не каждый выдерживает — ломается. Что тебе помогло справиться? Характер?

— Нет, — скромно отвечает Федор, — в первую очередь — поддержка семьи. Мамы, сестры, отца.

— С того случая прошло четыре года. Чем теперь занимаешься?

— Спортом занимаюсь. Шесть дней в неделю у меня тренировки. Участвую в профессиональных съемках, фотосессиях. Часто снимаюсь в социальных роликах, которые заказывают за рубежом.

Фото Юлии Боровиковой

Это просто робот

Скажу вам, это потрясающая опорно-двигательная машина, а не протез в примитивном смысле! Интересно, что в Челябинске впервые заказали протез такого уровня. Оценить его возможности доверили Федору, который ждал такой протез несколько лет. И вот это случилось. На предприятии сегодня воодушевление и хлопоты. Приехали специалисты из Фонда социального страхования и эксперты из Общества инвалидов. Все с глубоким интересом, в деталях знакомятся с передаваемым в эксплуатацию изделием. С особым воодушевлением перечисляются технические чудеса:

— Карбоновая пружина и скоба с высоким уровнем энергосбережения. Коленный шарнир Genium Х-3 с внешним источником энергии, который позволяет погружаться в воду на глубину до одного метра.

Фото Юлии Боровиковой

Кстати, этот коленный модуль позволяет подниматься и спускаться по лестнице переменным шагом, не приставным. Как бы между прочим уточняют: это «колено» имеет несколько режимов работы. Можно бежать, а переход с ходьбы на бег обеспечит электронная начинка. Умная система контролирует все фазы управления переноса протеза и опоры его на поверхность. По сути, протез сам подстраивается под скорость ходьбы по разной поверхности.

— Заряжается модуль бесконтактным способом, с помощью индукционного портативного прибора с индикаторами, — сообщают с каким-то торжеством. Кстати, зарядка небыстрая, потребуется часов шесть. Но: подключил на ночь — с утра уже можно ходить.

— Зарядки хватает на три дня интенсивной ходьбы, а если не очень активно, то и на пять-шесть дней хватит, — комментирует Федор, который во всем устройстве успел разобраться досконально. — Режим фиксации протеза обеспечивается под любым углом. Всего 0,8 секунды — и он фиксируется в новом положении. Если кататься на лыжах, то можно принять соответствующую позу.

Фото Юлии Боровиковой

А еще Федор поведал:

— При посадке на стул теперь не нужно переносить вес на свою ногу. Садиться можно на двух ногах. Вставать, конечно, приходится здоровой ногой.

Все интересуются несущим модулем протеза. Там внутри имеется целая россыпь датчиков, которые передают информацию от стопы. Трудно осознать, что все это компактное устройство — сложный симбиоз высококлассной механики и электроники — призван «думать», чтобы помогать человеку в ходьбе.

— Вот здесь стоит поворотное устройство, — говорит Федор. — Удобство, чтобы снять обувь, положить ногу на ногу, обслуживать протез.

Еще интимные подробности: на культе надет силиконовый чехол, он крепится не за счет вакуума, а за счет адгезии. Зато ремней никаких не надо — это прошлый век.

Фото Юлии Боровиковой

Комиссия дотошно расспрашивает об устройстве, сверяет маркировку, коды с документами. Федор для наглядности разбирает протез легко, будто разбирает автомат Калашникова на учениях:

— Здесь устройство пневматического типа. Подкачивается цилиндр, а давление в нем регулируется в зависимости от поверхности скольжения.

Комиссия знакомится с декларациями на соответствие материалов, на составные части и комплектующие. Перед нами, говоря языком протокола, протез бедра модульный с внешним источником энергии.

Я лыжи пока исключил

— Ну как, Федор, не тяжелый протез?

— Весит около четырех килограммов. Тяжелей, чем мой предыдущий протез, но на нем легче ходить. Меньше усилий прилагается культей. Здесь рефлекс контролируется микропроцессором. Делаю шаг и перехожу к естественному движению с точки зрения биомеханики, с пятки на носок. Так работает встроенная функция «префлекс». Такое ощущение, будто у тебя естественный, связанный аппарат. И усилий больших не надо, как на обычных протезах. Там мне нужно было идти быстрее, приходилось делать маховое движение культей, будто по мячику пинаешь. Здесь же за счет функции «префлекс» протез сам делает движение. Хочу ускориться — он сам помогает.

— А какой температурный режим у протеза? — спрашиваю.

— Выдержит 30-градусный мороз. На предыдущей моей модели масло замерзало уже при минус семи.

И Федор отправился показательно ходить по лестнице вверх и вниз, словно без устали. И только вспотевший лоб подавал сигнал, что эти упражнения даются нелегко.

Мы говорим о спорте. И Федор перечисляет свои увлечения по времени:

— Позже я исключил лыжи, потому что бедро короткое и нагрузка большая на культю. Честно говоря, для меня это опасно, можно травмироваться. Но лыжи я попробовал — сделал вывод. А вот водные лыжи — там нормально. Протезу в воде ничего не сделается. Особенно с этим. Там специальное кольцо — защита. И радиаторы тоже в герметичном исполнении.

Получается, теперь у Федора уже второй основной протез. Был до него другой, простенький.

Шагнуть в пустоту

— За четыре дня я понял принцип ходьбы на протезе, — вспоминает Федор. — А через месяц уже более-менее научился передвигаться. Что-то стало походить на естественную человеческую походку. На самом деле это довольно сложно. Есть очень распространенная фобия: когда начинаешь пользоваться протезом, страшно наступить на пятку просто в никуда. Я это называю «шаг в пустоту». И надо довериться этому железному протезу. Для человеческой психики принять это очень трудно. Когда научился ходить, стал пробовать различные условия для передвижения. По лесу, вверх по склону, вниз. Пытался заниматься альпинизмом, особенно скалолазанием. Скалы и естественный рельеф меня и теперь привлекают. И здесь, в этом протезе, за счет функции притормаживания можно добиться больших результатов. Конструкция отлично выдерживает вес тела.

Новый протез, по признанию Федора, теперь заставляет пересматривать планы на жизнь.

— Это новый уровень, — признается. — Пойду по тому же пути и попробую сделать больше. Хочу еще канал на YouTube открывать, где буду рассказывать о протезах. Я часто прихожу на семинары, где обсуждается эта тема. Люди приезжают из других городов, стран со своей продукцией. А мне приходится тестировать, делать выводы о стопах, коленных модулях, вариантах крепления. Кому-то это очень важно знать. А мне интересно делиться опытом.

Фото Юлии Боровиковой

«Шаг в пустоту» преодолеют все. А вот правильно научиться ходить — проблема. Хочется разработать курс обучения ходьбы на своем опыте. В Интернете в свободном доступе я пока не встречал таких курсов обучения.

У меня не было информации как передвигаться, как подниматься, как спускаться. Экспериментировал сам. Это очень трудно. Но пробовал различные условия. Службы психологической поддержки, конечно, есть. И сюда, на стационар, я мог приходить без проблем. Но всегда остаешься один на один с этим. И это нужно как-то преодолевать.

— Как ты добился такой естественной походки?

— Хожу по три-четыре часа в день, чтобы настроить работу тазобедренного сустава. Это такая фишка в голове. Все равно человек, потеряв какую-то конечность, стремится к естественности. Но так как это практически невозможно, хочется сделать невозможное.

Если бы я ходил со второй штаниной, со стороны вообще не мог бы сказать, что я на протезе. Есть такие кадры: получили такой протез, а ходят некрасиво — ленятся. А все зависит от желания.

Люди, которые получили травму, сидят гуглят, находят блатной протез. Но если ты ездить не умеешь на автомобиле, стоит ли начинать с болида «Формулы-1»? Базовые знания и навыки следует получить сначала на обычном протезе. А когда тебе достанется «умный» протез, который расширяет твои возможности, ты просто получаешь удовольствие.

— Ты танцуешь с девушками?

— Танцую. Хочу записаться на аргентинское танго. Хореограф, правда, отговаривает. Тяжело танцевать. У меня же бедро. Есть ионический протез, который считывает импульсы. Тогда можно было бы успешно танцевать, потому что в танго нужно протаскивать ногу.

В основном занимаюсь прыжками в высоту. В мае будет чемпионат России. И на коньках катаюсь. На этом протезе режимы есть для сноуборда и для коньков.

Глядя на Федора, прихожу к несложной мысли, что титаническим трудом можно добиться всего, о чем здоровые порой и не помышляют. Сказал об этом Федору.

— Здоровые люди думают, что им все позволено, — ответил он. — И скидки себе делают. Но это такое сумрачное понятие. А когда оказываешься на черте между жизнью и смертью, ты начинаешь просто время ценить. У меня давно сформулировалась философия: смысл нашей жизни — в смерти. Вот и все. Все остальное второстепенно. Семья, машина, дача — все ерунда. Построить дом, подняться по карьерной лестнице — это все второстепенно. Главное — не умереть раньше отведенного срока. Думаю, что некоторые люди со мной не согласятся. Но мне это без разницы.

Они решили в протезе отказать

— Формально мы еще не приняли изделие. Нам надо оформить все документы, — сказала директор филиала № 1 Челябинского регионального отделения Фонда социального страхования Ирина Юрьевна Ласточкина. — Сегодня мы с вами присутствуем на проверке качества протеза, изготовленного для Федора Меркульева. Это индивидуальный протез, очень дорогостоящий.

По словам Ирины Ласточкиной, вопрос закупки и выдачи протеза проходил согласование в Федеральном бюро медицинского страхования. В прошлом году в федеральном бюро Федору отказали.

Но еще раз посмотрели на медико-социальной экспертизе Челябинской области, в которой специалисты ФСС участвовали. Они увидели активную жизненную позицию Федора, его участие в общественных делах.

— Он и фотомодель, и спортсмен, ведущий на интернет-сайте, — отметила Ласточкина. — Мы порекомендовали ему съездить в Москву, в федеральное бюро, и там доказать, что протез этот ему действительно нужен. Никто не знает, что еще в прошлом году у него случилась большая беда: сгорел один из протезов. Вставал вопрос об обеспечении новым. Каким? Возможность полноценной жизни есть только с продвинутым протезом. Знаете, Фонд социального страхования не определяет, кому нужен протез или вид протеза. Мы реализуем решения других государственных органов. Пострадавших на производстве мы обеспечиваем дорогостоящими протезами. Но такого протеза еще не было. Протез — это индивидуальная работа под конкретного человека.

Федеральное бюро в ноябре прошлого года вызвало Федора. И он поехал на личное освидетельствование в Москву. Комиссию убедил, что этот протез ему необходим. А уже в декабре 2016 года было получено разрешение объявить в конце января конкурсную процедуру. И вот теперь у Федора открываются новые возможности для реализации себя.

А походка у него что надо.



    Партнеры