В школу не по прописке: советы мамы, прошедшей первоклассный ад

С 1 июля начался прием заявлений в первый класс для детей, не зарегистрированных на закрепленной за школой территории

3 июля 2017 в 14:18, просмотров: 7761

О школе мы начали думать еще три года назад. Знакомая, работавшая в сфере образования, дала совет:

- Не ходите в дошколенок при центрах развития, домах творчества и т.д. Совет первый: Покупайте подготовительные курсы в той школе, куда хотите поступать. Тогда вы станете там «своими», и поступить будет намного проще.

В школу не по прописке: советы мамы, прошедшей первоклассный ад
В статусную школу можно поступить с улицы и без денег. Главное - верить в удачу. Фото Вячеслава Никулина

Странно, но многие родители будущих первоклассников не следуют этому элементарному совету. Дальше вопрос: какую школу выбрать? Официального рейтинга школ по результатам ЕГЭ не существует, но народная молва и сарафанное радио вам в помощь. Мы с подругой, у которой сын тоже в этом году поступает в первый класс, обегали все школы района, в сентябре побывали на всех собраниях.

- Мы вам всем очень рады, но поступить к нам невозможно, - говорила завуч в одной из школ. – Приходите на курсы будущего первоклассника, но знайте: никакой гарантии при поступлении они не дают.

То же самое сказала и другая завуч, в другой школе. При этом добавила:

- В последние годы у нас остаются места. Бились-бились родители, а четыре места в прошлом году осталось.

Отсюда второй совет: если вашему ребенку шесть с половиной, и вы планируете с сентября начать ходить на подготовительные курсы, а поступить в первый класс на следующий год, то после первого июля, спокойно, без очередей занесите заявление. А вдруг вам повезет? В статусных школах иногда остаются свободные места, в следующем году их может и не быть. Ведь сейчас возраста первого класса достигает волна беби-бума, когда мамы рожали, окрыленные материнским капиталом. В 2017 году первоклашек больше, чем в 2016, а в 2018 их будет больше, чем в 2017-м. Потом эта волна спадет.

В итоге я остановилась на школе, где «в последние годы остаются места», а моя подруга пошла в другую. В той школе, что поскромнее, ей предложили схему, гарантирующую поступление: курсы плюс деньги.

- Мне секретарь говорит: «подпишите дОговор», - делилась подруга. – Ужас, конечно! Для меня это показатель уровня школы. Но там мне хоть гарантию дали, а у тебя этого нет.

Подруга подошла к делу основательно: помимо подготовительных курсов в школе записалась еще и в «Автораф»!

- Зачем, - спрашиваю, - у тебя же «гарантия»?

- Они все равно устраивают «скрытое тестирование», - отвечает подруга. – А одни курсы при школе всех знаний не дают.

Практика показала, что «Автораф» был в ее схеме совершенно лишним: занимаясь там, ребенок потерял всякий интерес к подготовительным курсам при школе, стал через раз делать домашние задания. Совет третий: не переусердствуйте! Первый класс – это еще не вуз.

Дальше наши пути разошлись. Мы исправно посещали подготовительные занятия весь год. В мае состоялось итоговое родительское собрание.

- Сейчас я зачитаю фамилии детей, которых мы с радостью примем, - объявила завуч и огласила список. Моего ребенка в этом списке не было. – Но остальные дети при поступлении имеют такие же права.

Что ж, это обнадеживало. Прием заявлений начинался в субботу. Завуч советовала прийти в пятницу вечером к школе и посмотреть, что там творится. Наша учительница, очень приятная женщина, уверяла: «Не нужно никаких ночных дежурств! Мест хватит всем».

Придя в пятницу, я обнаружила перед входом в школу, на скамеечке, две семейные пары.

- О, вы к нам на замену! – радостно воскликнула чья-то мама. – Садитесь. Представляете, тут даже сотовый телефон есть! А вы кто?

Она протянула мне список, отпечатанный на компьютере. Там было 85 фамилий. Кто раздавал порядковые номера? В зависимости от чего? И самое главное: когда это безобразие происходило?

- Еще в апреле, - сочувственно сказал мне чей-то папа и записал фамилию моего ребенка ручкой, 86-м номером. – Ну, раз вы не в списке, то можете идти. Утром приходите к восьми, раньше не надо. Все равно все будут заходить по списку.

Я пошла домой в шоке. Очевидно, этот список формировался в те моменты, когда родители сидели в коридоре и ждали своих чад. А я-то, дура, бегала в это время по магазинам. Совет четвертый: контактируйте с родителями других первоклассников, узнавайте о существовании списка.

Утром в субботу я подошла в школу. Там уже выстроилась длинная очередь, как в лихие 90-е за колбасой. Каково же было мое удивление, когда в первых рядах этой очереди я увидела многих своих знакомых, которые – я это знаю совершенно точно – ни на какие курсы не ходили! А о существовании списка знали. Разгадка ждала меня десятью минутами спустя. В дверь прорвалась женщина в камуфляжном костюме и с красными корочками (как потом оказалось, фальшивыми). После этого на улицу к родителям вышел директор:

- Вы сами виноваты, что ее пропустили, - наставительно сообщил он. – Но подать заявление и быть зачисленным – разные вещи, - подмигнул мужчина очереди.

То есть директор прекрасно знал о существовании списка, более того, возможно, принимал участие в его формировании.

Пока обсуждали МВД-шницу, под сурдинку в двери просочилась еще одна дама – с известного новостного сайта. Якобы, на интервью, а сама тоже подала заявление. Совет пятый: стоя в очереди, не теряйте бдительность.

- Знаете, да, что мест может не хватить? – первое, что услышала, когда очередь дошла до меня. Эти слова произносила та самая завуч, которая раньше говорила, что места остаются.

- Мы же к вам на курсы ходили! Вы нас помните? – говорю я ей.

- Помню, конечно. Но мест все равно может не хватить.

Сложно описать то ужасное состояние, когда я вышла из этой школы. Такое состояние бывало у меня только во времена учебы в школе и не посещало меня последние 20 лет! На всякий случай я пошла в другую, не надеясь уже ни на что.

- Ниче что выходной? – недовольно проворчала вахтерша в ответ на мою просьбу подать заявление. – Третьего утром приходите.

За моей спиной стоял мужчина – со списком.

- Мы тут дежурим, - пояснил он. – Можете в список свою фамилию вписать. Тут я была на тридцать шестом месте. Все лучше, чем на 86-м.

- Вы придите третьего часиков в пять утра, - продолжал напутствия мужчина. – А то, если придете в восемь, окажетесь на улице.

Я полетела на собрание в школу, куда мы ходили на курсы. На двери были вывешены списки – фамилии моего ребенка там не было.

- В августе выяснится, что кто-то не придет, и мы вам позвоним, - утешал нас директор. – Но вы не сидите, сложа руки. Подайте заявление по микрорайону.

Несколько тысяч рублей на ветер. Как будто в душу плюнули. В числе непринятых кроме моего оказался ребенок, показавший на курсах отличный результат. Всю субботу у меня раскалывалась голова. Но надо было держать себя в руках: в понедельник предстояла новая битва. Я подошла к шести. Нас не оставили на улице, пустили в предбанник. Три часа коротали за разговорами. А в девять всех запустили в саму школу.

- Кто по микрорайону? - спросила завуч. Вперед вышла женщина, показала прописку.

- Вы с пятнадцатого года тут прописаны, почему только сейчас спохватились? – строго отчитала маму завуч. – Вставайте теперь в общую очередь.

Та не возражала, очевидно, прописка была фальшивой. Совет шестой: не затягивайте с подачей заявления в школу по месту прописки, иначе вас и тут продинамят!

- У нас тридцать свободных мест, - продолжала завуч. – Вот вам тридцать бланков, - она протянула бумажки родительнице, державшей в руках заветный список.

Началась «раздача слонов». Родители, как дети, пытались вырвать заветный бланк, но женщина крепко держала оборону. Многие не явились. Что вы думаете, мне достался последний листок! Заполнить его я уже не могла: руки тряслись. Я понимала, что меня спасла чистая случайность: какие-то школы принимали заявления начиная с субботы, а какие-то – с понедельника. Мне дали бумажку с датой родительского собрания, адрес ателье, в котором нужно будет заказать форму и квитанцию на добровольное пожертвование.

- Сколько? – спросила я, ожидая услышать сумму в несколько нулей.

- Это каждый родитель решает сам.






Партнеры