В челябинском Камерном театре поставили премьеру о Пушкине

В челябинском камерном театре – первая премьера нового театрального сезона

22 сентября 2017 в 13:49, просмотров: 676

Спектакль «Спасти камер-юнкера Пушкина» по одноименной моно-пьесе Михаила Хейфеца поставил режиссер Олег Хапов. Репетировать актеры начали еще в конце прошлого сезона.

В челябинском Камерном театре поставили премьеру о Пушкине

- Пьеса Хейфеца привлекла меня по двум причинам, - размышляет Хапов. – Во-первых, здесь есть размышления обычного маргинального среднего россиянина. Во-вторых, читая пьесу, начинаешь всерьез переживать за Пушкина, видя невероятные жизненные испытания, которые судьба уготовила ему.

Неудивительно поэтому, что режиссер предлагает зрителю поразмыслить на тему «я и Пушкин». Этим занимается и юный Миша Питунин, главный персонаж пьесы, живущий в ленинградской коммуналке. Отношения с Александром Сергеевичем у Миши не складывались с раннего детства. Даже воспитательница в детском саду, не говоря уже об учительнице литературы, упрекали Мишу в нелюбви к светочу русской литературы. Даже на любовных свиданиях речь о Пушкине заходила в самые неподходящие моменты. Но один вопрос буквально не давал Петунину покоя: «А можно ли было спасти Пушкина?»

Непостижимым образом жизнь героя стала частью биографии великого поэта, наполнилась смыслом. И уже у зрителя возникает вопрос: а можно ли спасти самого Михаила Питутина в наше время, не менее жестокое, чем 19 век? Высокое качество пьесы Хейфеца подтверждено в том числе драматургическими наградами: в 2012 году пьеса победила на авторитетном драматургическом конкурсе «Действующие лица», а в 2013-м получила Гран-при на «Конкурсе конкурсов» «Золотой маски». Но Хапов вместе с актерами немного изменили ее.

- Мы сделали некое переложение, благодаря чему часть текста, которого в пьесе слишком много, перешла в действие, - раскрывает секреты театральной кухни Олег Хапов. - Мы пытаемся показать на сцене жизнь, описанную в пьесе, понять причинно-следственные связи, наложенные на историю нашей страны. А она в пьесе начинается в 1970-е, проходит через перестройку и лихие 90-е, которые большинство из нас прекрасно помнит, как голодные, но счастливые, когда было столько надежд. Реальность переплетается с вымыслом, а зритель ассоциирует себя с героем.




Партнеры