Генерал мог сыграть на баяне

Работа в рамках проекта "МК-Урал" к 70-летию Победы

23.03.2015 в 13:58, просмотров: 2171

Мой двоюродный дедушка Хабиб Абдрахманович Ганиев родился 17 декабря 1909 года в бедной крестьянской семье в деревне Малояз Салаватского района республики Башкортостан. Член КПСС с 1931 года.

Генерал мог сыграть на баяне
Ганиев Хабиб Абдрахманович (17.12.1909 г. – 20.12.1970 г.), участник Великой Отечественной войны, генерал-майор

После окончания Малоязовской начальной школы он учился в Месягутовской школе второй ступени и получил право быть учителем начальной школы.

В декабре 1931 года был призван в ряды Красной Армии и прошёл большой славный путь от красноармейца до члена Военного Совета армии.

Получив высшее образование в Военно-политической академии им. В.И. Ленина, Хабиб Абдрахманович Ганиев был направлен в 1938 году в дивизию на должность начальника политического отдела. В годы Великой Отечественной войны он находился на руководящей партийно-политической работе: был комиссаром дивизии, начальником политотдела корпуса, начальником политотдела армии.

Постановлением Совета Народных Комиссаров от 2 ноября 1944 года Х.А. Ганиеву присвоено звание генерал-майора.

Родина высоко оценила заслуги Х.А. Ганиева, наградив его двумя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени, двумя орденами Красной Звезды и многими медалями.

Хабиб Абдрахманович Ганиев умер в декабре 1970 года в городе Ереване, где сейчас проживает его семья. Светлая память о Хабибе Абдрахмановиче Ганиеве, верном сыне народа, всегда сохранится в сердцах его земляков и тех, с кем приходилось служить в рядах Советской Армии.

Из документально-публицистического очерка «След на земле» (о генерале Х.А. Ганиеве) из книги «Генералы Башкортостана». (Организатор и составитель Г.Г. Булатов – Уфа, Башкирское издание «Китап», 1995 г.):

«Видно, такова уж человеческая память: проходят годы, десятилетия – и вдруг однажды явственно пробуждаются в ней казалось бы забытые навсегда события прошедших лет. И не сдержать тогда нахлынувших воспоминаний, не унять пережитого. Так случилось и в этот раз. В книге генерал-лейтенанта в отставке, Героя Советского Союза Владимира Николаевича Джанджгава «Немеренные вёрсты. Записки комдива» о героизме, мужестве и военной доблести рядовых бойцов, командиров, которыми ему довелось командовать в боях с фашистскими полчищами на границе, в Молдавии, на Украине, под Воронежем, на Курской дуге, при освобождении Польши и завершающих сражениях в Германии, я обратил внимание на знакомое имя Хабиба Абдрахмановича Ганиева.

«… До реки Вислы оставались считанные километры, - пишет автор книги. – Командный пункт дивизии разместился в имении какого-то сбежавшего польского графа…

Несколько последних дней, почти не переставая, шёл холодный дождь, перемешанный со снегом. Грунтовые дороги раскисли , как ранней весной. Шинель, постоянно мокрая, висела на плечах тяжёлым грузом. Хромовые сапоги тоже не выдерживали холодной сырости: к вечеру портянки хоть выжимай…

Особенно беспокоило предстоящее форсирование Вислы… Ширина Вислы полкилометра, глубина – до 7 метров, берега крутые и обрывистые. Как всё это преодолеть, обсуждали с командирами полков и приданных частей четыре часа. Каждый полк получил конкретную задачу.

Неожиданно, без предварительного предупреждения, в дивизию прибыл начальник политотдела армии генерал-майор Ганиев. Приехал рано утром, на санях. Изрядно промёрз и промок, однако на дивизионный КП (командный пункт) пришёл бодро, словно не заметил мерзкой погоды.

О генерале Ганиеве шла молва, как об опытном и деловом политработнике, человеке душевном и общительном. Давно знавшие его командиры непременно подчёркивали и ещё одно важное качество начальника политотдела армии – удивительную способность владеть собой в любой сложной обстановке. Невозмутимо спокойным оставался он даже в тех случаях, когда бывал чем-то огорчён или недоволен.

Я рассказал Ганиеву обо всём откровенно.

- Военному Совету известны ваши трудности, - сказал начальник политотдела армии. – И людей в дивизии маловато, и материально-техническим обеспечением не всё ладно, и погода стоит отвратительная. И хотя дивизия успешно двигается вперёд и её комдив, как мне сказали, даже опережает свою дивизию, двигаться надо ещё быстрее…

Двое суток генерал Ганиев пробыл в дивизии. Он побеседовал с многими командирами и политработниками, побывал во всех полках. Его беседы с людьми не остались бесследными.

Наступление продолжалось. Дивизия с ходу преодолела реку Дервенца, отразив при этом несколько контратак противника. По существу это был последний трудный рубеж перед Вислой. Преодолев его, полки дивизии во второй половине дня 26 января первыми в 65-й армии вышли на Вислу…»

Эти строки разбудили во мне память о волнующих встречах с генерал-майором Хабибом Абдрахмановичем Ганиевым. Словно на экране стал передо мною с добрыми карими глазами, бодрый, жизнерадостный, быстрый в движениях, средних лет, крепкий, коренастый мужчина.

Хабибу Абдрахмановичу в 22 года суждено быть кадровым военным, впервые надев шинель красноармейца; почти полвека шёл он сквозь невзгоды армейской службы, ничем не запятнав высокого звания защитника Отечества, оставаясь всегда преданным сыном своего народа…

Шёл 1931 год. Декабрь. На дворе трескучий мороз. У здания Баймакского райвоенкомата группа ребят, толкая друг друга, стараются хоть как-то согреться. Никого не вызывают, ничего не объявляют.

Но ребята терпеливо ждут ответа на своё заявление с просьбой призвать их в ряды Красной Армии. Пришли они, добровольцы, с утра, горячие, радостные, возбуждённые. Среди них и первый секретарь райкома комсомола Хабиб Ганиев.

После томительного ожидания, наконец, их пригласили. Четверых парней, в том числе и Хабиба Ганиева, направляют в Казань, в военное училище.

Такими были первые шаги по солдатским тропам будущего офицера.

1935-1938 годы. Учёба в Московской им. В.И. Ленина Военно-политической академии. А потом куда только не забрасывала его воинская служба!

1940 год. Осень. Идут учения войск Киевского особого военного округа. В 99-ю стрелковую дивизию с проверкой приехал народный комиссар обороны Маршал С.К. Тимошенко. Учения были максимально приближены к боевым условиям, продолжались почти месяц. По итогам учений 99-я стрелковая дивизия получила отличную оценку и была признана лучшей дивизией Красной Армии по боевой и политической подготовке, и ей присуждается переходящее Красное Знамя Наркомата обороны СССР. Большая группа командиров и политработников были отмечены высшими наградами Родины и ценными подарками.

Хабиб Абдрахманович бережно достал из шкафа небольшую коробку:

- Не примите за нескромность, - сказал он, смущаясь, - этот подарок – золотые часы – я получил в тот самый памятный сентябрьский день 1940 года. На обратной стороне надпись «Старшему батальонному комиссару Х.А. Ганиеву за достигнутые успехи в боевой и политической подготовке – от народного комиссариата обороны СССР. 1940 год, 27 сентября.

Вскоре его, начальника политотдела 99-й стрелковой дивизии, старшего батальонного комиссара Ганиева вызвали в Москву, в Кремль. Всесоюзный староста, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Иванович Калинин собственноручно прикрепил к его груди орден «Красной Звезды». Как драгоценную реликвию сохранил Хабиб Абдрахманович памятную фотографию, где он снят с Калининым.

Великая Отечественная война застала Ганиева Х.А. в должности начальника отдела политической пропаганды и заместителя командира 169-й стрелковой дивизии по политической части на Западной Украине. С введением института военных комиссаров дивизии, ему присваивается звание полковой комиссар. Приходилось вести тяжёлые оборонительные бои, испытать горечь отступлений. В этой обстановке командиру и комиссару дивизии доставалось нелегко, чтобы обеспечить крепкую дисциплину и боеспособность, сохранить высокие политико-моральные качества воинов. Важно было с первых же дней боевых действий не дать усомниться в победе. Для этого необходимо было проникнуть в душу каждого бойца, найти к его сердцу верную дорогу, поддержать и воодушевить в трудную минуту.

В своей книге «В тяжёлую пору» генерал-лейтенант Николай Кириллович Попель, вспоминая войну, пишет: «Под утро мы меня и Колядина пробудил раздирающий до костей холод. Грязь затвердела и теперь слегка похрустывала под ногами…

Утро начиналось тихо. Только издалека доносились редкие взрывы.

Навстречу нам в ходах сообщения попадаются поёжившихся от холода, с тёмными лицами бойцы. Они жмутся к стенкам окопов, уступая дорогу, поднимают к пилоткам негнущиеся руки.

Неожиданно до нашего слуха долетают звуки баяна. Идём на эти звуки.

- Кто играет?

- Комиссар, товарищ Ганиев. Он всегда так утром…

Подойти к Ганиеву невозможно. Окоп забит бойцами. Но лица их не так мрачны, как у тех, что попадались нам в начале пути. Их и холод вроде не так пронял.

- Великая штука – баян, говорил Калядин. – Ганиев – кладезь всевозможных добродетелей политработника. Кроме обычных, две уникальные: играет на баяне и знает татарский язык.

- Знание родного языка трудно считать добродетелью, - возражаю я.

- Это верно, - соглашается Калядин. – Я к тому сказал о татарском языке, что не хватает у нас политработников, которые могут дельно поговорить с бойцами-башкирами, татарами, азербайджанцами, узбеками…»

В августе 1942 года полковой комиссар Ганиев был вызван в Москву на особые курсы при Главном Политическом управлении РККА и через некоторое время назначен начальником политотдела 41-й армии, действовавший в составе Калининского фронта. А через несколько месяцев опять перевод. Только уже в прославленную 65-ю армию.

Из воспоминаний генерала: «В 65-ю армию прилетел 4 мая 1943 года в сердце Курской Дуги. Быстро включился в работу. Армия была большая, в неё входило много соединений и отдельных частей. Надо было быстро ознакомиться с дивизиями и частями армии.

Славный боевой путь прошла 65-я армия, командующим которой был дважды Герой Советского Союза Павел Иванович Батов, членом военного совета Николай Антонович Радецкий. Эта армия участвовала в разгроме противника и на Курской Дуге, вела успешные крупные сражения при форсировании Днепра, освобождении Белоруссии, Польши, форсировании Вислы и Одера и далее в логове фашистской германии до самого победного конца.

- О каждой из этих операций можно было бы написать книгу, - говорил бывший начальник политотдела 65-й армии. – Ибо каждая из них похожа друг на друга как при подготовке, так и при проведении. В каждой из них офицеры, солдатами проявляли воинское мастерство, находчивость, умения, инициативы, и, конечно, массовый героизм и мужество.

Только за форсирование Днепра 183 воинам армии присвоено звание Героя Советского Союза. Среди них пехотинцы, артиллеристы, сапёры, связисты, танкисты, политработники, бойцы разных национальностей.

Нетрудно себе представить, какую колоссальную работу преодолели на своём боевом пути комиссары и все политработники. Не только пламенным словом, но и личным примером поднимали они бойцов в атаку, вдохновляя их, вселяя в их сердца уверенность, силу и отвагу.

Вот несколько строк из книги командующего 65-армии, генерала армии, дважды Героя Советского Союза Павла Ивановича Батова «В походах и боях»: «…Как уже говорилось, огня у нас было много, а в людях острый недостаток. В дивизиях оставалось не более сорока процентов личного состава. По инициативе полковника Ганиева политработники побеседовали с легкоранеными товарищами, и многие из них возвратились в строй…»

Кончилась самая жестокая, кровопролитная война. Разгромлен фашизм. Однако необходимость держать порох сухим и после разгрома фашистской Германии и её сателлитов не отпала. Поэтому генерал-майору Хабибу Абдрахмановичу, как и многим другим, после войны пришлось нести долгие годы службу в рядах Вооружённых сил, руководил он и политотделом корпуса, был членом Военного Совета…

Беспокойное сердце генерала не давало ему передышки ни одного дня за многие годы: ответственная работа в Республиканском Комитете Народного контроля Армении. Неоднократно избирался депутатом районного и городского Советов, кандидатом в члены ЦК КП Армении, членом пленума и членом бюро Ереванского Городского комитета, делегатом съездов Компартии Армении…

Руководил Советом военно-научного общества при Ереванском гарнизонном Доме офицеров, был членом бюро военной секции правления общества «Знание», Республиканского комитета ДОСААФ.

Он всегда оставался в строю верным солдатом и бойцом славной Советской Армии. Вспыхнув яркой звездой и навечно оставив светлый след на земле, погасла его жизнь.

Ему, замечательному земляку, генерал-майору Хабибу Абдрахмановичу Ганиеву был всего 61 год».

Гата Имаев

Из газеты «На земле САЛАВАТА» 16 декабря 2009 года № 101 (8552)

Встреча с младшими Ганиевыми

Отец генерала Ганиева – Абдрахман Ганиев – состоял в двух браках. От первого брака имелось 6 детей. Самый младший – Дамир Абдрахманович Ганиев – живёт в Малоязе. Ему в начале этого года исполнилось 70 лет, он родился в 1939 году, когда будущему генералу, самому старшему из братьев и сестёр, было уже 30 лет.

- Из нас, 13 братьев и сестёр, сегодня осталось в живых пятеро, рассказывает Дамир Абдрахманович. – Сестре Раисе 1 января исполнится 85 лет, она живёт с сыном и снохой в Г. Уфе. В г. Трёхгорном Челябинской области живёт сестра Флюра, ей вскоре исполнится 80 лет. Ещё одна сестра – Роза, ветеран педагогического труда – проживает в г. Уфе, ей будет 79 лет. В г. Усть-Катаве живёт 82-летний брат Рашит-агай, участник ВОВ. Из семьи генерала Ганиева сейчас в живых только его дочь Светлана, которая проживает в Казани. Сын Валерий умер в 50-летнем возрасте в 1990 г., супруга генерала ушла из жизни в 1992 г.

Своего знаменитого брата Дамир Абдрахманович впервые увидел в 8 лет. В 1947 г. Хабиб Ганиев, тогда уже прославленный политрук, герой войны, генерал-майор армии, приезжал домой к больному отцу. Привёз к нему профессора, но отец был уже безнадёжно больным. «А в последний раз брат приезжал на родину в 1965 году, на 50-летие комсомола, - вспоминает Дамир Абдрахманович . – Как-никак он начал свою карьеру с комсомола: ведь в 1929 году работал заведующим Месягутовским кантонным комитетом комсомола, в 1931 г. стал 1-м секретарём Кигинского райкома комсомола, через год – 1-м секретарём Баймакского РК ВЛКСМ, откуда и ушёл в 1931 г. добровольцем в ряды Красной Армии, окончил Казанское военное училище, а затем Военно-политическую академию имени В.И. Ленина в Москве.

- Доводилось ли вам бывать в Ереване в гостях у брата?

- В Ереване брат с семьёй поселился в 1947 году. Здесь продолжал воинскую службу, а затем демобилизовался и работал заместителем председателя Комитета народного контроля Армении, состоял в различных общественных организациях, неоднократно избирался депутатом, словом, полюбил эту землю и пользовался здесь всеобщим уважением. Его называли седьмым генералом Армении. После смерти Хабиба Ганиева похоронили на городском кладбище в «Аллее почётного захоронения».

В Ереване мне довелось побывать в гостях у брата трижды. Каждая поездка запомнилась по-своему, но неизменными были тёплый приём и свойственное для Кавказа гостеприимство. В моей памяти брат остался светлым, добрым человеком.

Шамиль Ахметшин

Малоизвестные факты

Кроме советских орденов и медалей генерал Ганиев был награждён четырьмя наградами Польши: «Крестом Грюнвальде», медалями «За Варшаву», «За Одер» и «За освобождение Польши». А советское правительство дважды награждало его именными золотыми часами: в 1940 и 1945 годах.

Автор: Дмитрий Ганиев, 11 «А» класс, МБОУ «СОШ № 109» г. Трёхгорного;

Руководитель: учитель русского языка и литературы, руководитель школьного музея МБОУ «СОШ № 109» г. Трёхгорного Лариса Набиулловна Бакирова.

70 лет Победы. Хроника событий