Владимир Хомяков – пианист, дирижер, преподаватель – привез из Америки «Сувениры»

В интервью он рассказал, как оказался в США и для чего освоил профессию дирижера

21.02.2018 в 12:29, просмотров: 1411
Владимир Хомяков – пианист, дирижер, преподаватель – привез из Америки «Сувениры»
Фотография из личного архива

В конце прошлой недели Владимир Хомяков - известный пианист, дирижер и преподаватель университета в Лос-Анжелесе, сын челябинского органиста – в рамках большого российского турне дал сольный концерт в зале имени Прокофьева челябинской филармонии. Среди слушателей, помимо любителей музыки, было много профессиональных музыкантов – преподавателей фортепиано в школах и вузах. Всем было интересно послушать не просто известного пианиста, а нашего земляка, представителя известной музыкальной династии.

Владимир в настоящее время живет в США, преподает фортепиано в университете Лос-Анджелеса. Он ассистент профессора Дэниэла Поллака – легендарной фигуры в пианистическом мире. Владимир имеет докторскую степень по двум специальностям – сольное исполнительство и симфоническое дирижирование. Круг его профессиональной деятельности необычайно широк. Судите сами: Владимир выступает с концертами в Америке, Европе, Азии, России; «жюрит» на престижных фортепианных конкурсах, дает мастер-классы, организует фортепианные фестивали. Российским слушателям он предложил сложнейшую в исполнительском плане программу: Вариации на тему Корелли Рахманинова, «Петрушку» Стравинского, которого Владимир сыграл с таким артистизмом (он прямо-таки стал этим Петрушкой), что сорвал овацию. А фортепианная версия балетной сюиты «Сувениры» американского композитора Сэмюэла Барбера исполнялась в России впервые. В завершении вечера прозвучала «Рапсодия в стиле блюз» Гершвина.

Перед концертом нам удалось немного побеседовать с Владимиром.

- Вы окончили Питерскую консерваторию, потом аспирантуру Московской. Как Вы оказались в Америке?

- В 2005 году на одном из крупных фортепианных конкурсов в Дрездене я встретил Дэниэла Поллака, и он меня пригласил в свой класс. Через некоторое время я встретился с ним на другом конкурсе, идея повторилась. И вот, оканчивая аспирантуру в Москве, я стал думать, что делать дальше. Одним из вариантов была поездка на учебу в США. Сначала я принял участие в крупном фортепианном конкурсе в Лос-Анджелесе. Призовых денег хватило на первое время.

Фотография из личного архива

- Учиться было легко?

- Сложности начались, когда я стал получать докторскую степень. Образование там гораздо более разностороннее, необходимо посещать много дополнительных дисциплин. Некоторые из них совершенно бесполезны, другие наоборот, интересны. Например, нужно иметь еще одну специальность. Я выбрал дирижирование, кто-то выбирает теорию или, скажем, электронную музыку.

Ну и, конечно, там больше требований к посещаемости, чем у нас. Это накладывает определенные ограничения на возможность гастролей.

- Удается ли применить на практике дирижерское образование?

- Да, я с удовольствием выступаю как дирижер, в том числе и в России. Вообще дирижирование - очень полезное дело для пианиста, особенно в выступлениях с оркестром. К примеру, я только что играл Третий концерт Прокофьева в Новосибирске. За дирижерским пультом был легендарный маэстро Томас Зандерлинг. Дирижерское образование помогает гораздо лучше и детальнее слышать оркестр и взаимодействовать с дирижером.

Фотография из личного архива

- Как сейчас строится ваша жизнь?

- Стараюсь как можно больше играть, и это накладывает определенные ограничения на мою преподавательскую деятельность. Посещаемость ведь требуется не только от студентов, но и от преподавателей. Сейчас, например, идет середина семестра, а я на гастролях. Поэтому я не имею свой класс, а преподаю в качестве ассистента у Дэниэла Поллака.

- Зачем вам преподавание, если оно ограничивает концертную деятельность?

- Прежде всего, преподавание мне действительно интересно. Это и стабильный заработок, что не маловажно. Концертов сегодня больше, завтра меньше. В мире очень мало не преподающих пианистов. Преподавание открывает множество профессиональных перспектив – например, в жюри международных конкурсов.

- Но в пианистическом мире очень высокая конкуренция. И вы, получается, воспитываете себе конкурентов.

- Конкуренция в музыкальном мире – понятие очень субъективное и относительное. Успешная карьера складывается из очень многих факторов.

- Все ваши ученики серьезно планируют стать пианистами?

- Все планируют, но не у всех получается. Многие готовят себе запасной аэродром, получая еще одно образование. В какой-то момент второе образование начинает требовать больше времени и становится профессией.

- А вас ни разу не посещали мысли заняться чем-то другим?

- В 13 лет была идея пойти по физико-математическому пути, после того как я выиграл несколько олимпиад по физике. Но после победы на конкурсе пианистов в Санкт-Петербурге я сделал окончательный выбор в сторону музыки.

- Каких композиторов вы особенно любите играть?

- Я не то чтобы всеядный, просто на определенном уровне нужно любить все и играть все. Исключение составляет, пожалуй, музыка, написанная в конце 20-го века. Ее я исполняю очень редко, и только, если будет какой-то особый заказ. Там немного другая специфика – все играется по нотам, потому что это невозможно запомнить, и музыка далеко не всегда приятна слуху. Я больше тяготею к традиционному репертуару.

- Накладывает ли какой-то отпечаток на вашу жизнь обострение русско-американских отношений?

- На мою жизнь это вообще не влияет. К русским в Америке очень хорошо относятся.

- Планируете ли еще раз приехать в Россию?

- Благодаря моему концертному агентству «Сlassical Music Artists Management» , которое базируется в Москве, я выступаю в России регулярно. Надеюсь приехать вновь в следующем сезоне.




Партнеры