Денис Косяков: «Я спал стоя в электричках и клевал бабушек носом»

Денис Косяков, актер разговорно-юмористического жанра и сценарист нового ситкома телеканала ТНТ о раздвоении личности «Зайцев + 1»

08.02.2012 в 08:23, просмотров: 6199

Побеседовал с нами о творческих муках, нелюбви к математике и важности юмора.

Денис Косяков: «Я спал стоя в электричках и клевал бабушек носом»

— Как возникла идея ситкома «Зайцев + 1» на ТНТ?

— Александр Наумов, режиссер второго сезона «Любви на районе», случайно увидел меня в друзьях друзей в «Одноклассниках» и оставил мне сообщение примерно такого содержания: «Вы, веселые ребята, не напишете ли что-нибудь для ТНТ?» Так все и началось. На самом деле выбранная в итоге идея была третьей. Мы с Александром Наумовым обсуждали наши задумки. Сначала я предложил написать что-то близкое нашему народу — про коммунальную квартиру, но чтобы там еще были зомби, но мой пыл вовремя остудили, мол, зрители к зомби еще не готовы, а к коммунальной квартире уже не готовы. Вторым предложением был сценарий-антиутопия про людей, которые пережили ядерную войну под землей, но оказалось, что кто-то меня опередил — на ТНТ уже прошел сериал «Бункер». И тут я говорю: давайте про раздвоение личности напишем, на что получил ответ: «Хорошо, пиши». Через неделю я принес сценарий первой серии, от которой в результате мало что осталось — мы ее дополняли, переделывали много раз. Мы с Димой Невзоровым (соавтор сценария ситкома «Зайцев + 1» и участник «Убойной лиги». — Ред.) писали сценарий целый год, в процессе мы и учились, ведь тогда совсем не умели писать. У нас бы так ничего не получилось, если бы не главный редактор ТНТ Евгений Никишов, который нас направлял и объяснял законы телевидения.

— Почему вы именно эту тему выбрали?

— Совершенно случайно: раздвоение личности — почему бы и нет? Хотелось противопоставить новый проект целому пласту бытовых сериалов, которых очень много на нашем телевидении, сделать что-то парящее над реальностью, легкое, - наш мир, но чуть-чуть с кривизной, с сумасшествием.

— Почему юмористические сериалы так популярны?

— Людям нравятся ситкомы потому, что юмор — это такая замечательная вещь, без которой сложно жить. Можно жить без трагедий, без личных драм, но без юмора - невозможно. Я сам с детства обожаю Зощенко, Ильфа и Петрова. «Двенадцать стульев» моя самая любимая книга, даже историю Советского Союза я учил по анекдотам.

— Получается, что людям в жизни юмора не хватает. И они так этот недостаток восполняют?

— А юмора и не может хватать. Это же не золотая антилопа, которой можно крикнуть: «Довольно!» Юмора никогда не будет достаточно — можно смеяться так, что у вас будет сводить щеки, но вы все равно будете продолжать это делать. Работа, связанная с юмором, как бы она ни была трудоемка и тяжела — знаю по себе, — приносит удовольствие. Поэтому творческие профессии меня ужасно радуют, они не позволяют заработать так много денег, как на нефти или лесе, но доставляют удовольствие от самого процесса, а не от результата.

— Есть ли запретные темы, на которые лучше не шутить?

— Для меня таких не существует. Та же политика или президент — это на поверку абсолютно «лайтовые» темы. Я с детства смотрю «Симпсонов», «Гриффинов», «Южный парк» — а там полное раздолье! Они смеются над всем: над болезнями, над религией, над смертью. И чем более запретная тема в общепринятом смысле затрагивается, тем смешнее получаются шутки — во-первых, они менее заезженные, а во-вторых, острые, циничные, жесткие. Юмор должен обязательно содержать элемент агрессии, это пошло еще с того времени, когда человек поскользнулся на банановой кожуре. В «Зайцев + 1» на ТНТ я старался смеяться надо всем, но меня все-таки немного ограничивали: например, не готовы наши люди смеяться над религией в полной мере. Но я не вижу никаких преград этому, новое поколение тоже не видит, мы скоро достигнем полной свободы. То есть сначала наступит период, когда можно будет все, а потом что-то отсеется, и то, что останется, выкристаллизуется, как бриллиант.

— Что делать в ситуации, когда вы шутите и никто, кроме вас, над шуткой не смеется? С вами такое было?

— Если шутить снова, то новая шутка может оказаться еще хуже, и вы усугубите ситуацию, поэтому лучше не рисковать! Пошутил — не посмеялись? Ну что ж, натяни кепку на глаза и ретируйся, будет шанс — реабилитируешься. Конечно, я не всегда удачно шучу, такой опыт тоже в будущем пригодится — на нем можно поучиться.

— Ваши родители тоже творческие люди?

— Вообще нет. Мама по образованию медсестра, папа — агроном, бабушка — проводница. У них нет ничего общего с творчеством, и в истории со мной тоже ничто актерской карьеры не предвещало. Мама сначала очень переживала, что я не поступлю в театральный, поэтому прочила мне карьеру врача или юриста — как запасной вариант. К счастью, все сложилось удачно, потому что в бумагах мне лень разбираться, а вида иглы я боюсь до потери сознания. Сейчас маме все нравится, она мои проекты с удовольствием смотрит.

— Почему вы именно в Щукинское училище решили пойти?

— Было несколько вариантов, я изначально выбрал МХАТ: «Райкин! Надо пойти к Райкину» — и только потом понял, что такое вуз. Думал, что это то же самое, что и школа, но без математики. Ан нет! Когда я в первый же день учебы, 1 сентября, приехал домой в час ночи, очень удивился: почему же так тяжело? С МХАТом у меня не сложилось. На следующий год я со знанием дела поступил в «Щуку», где благополучно и отучился. Вообще, в театральный пошел по той же причине — не нужно было сдавать математику, а я гуманитарий чистой воды. В старших классах играл за школьную команду КВН, оценки мне ставили автоматом. И знаете, тот школьный опыт мне пригодился в жизни намного больше математики.

— Кто ваши учителя в профессии, люди, на которых вы ориентируетесь?

— Я с 11 лет ходил в театральную студию в родном Зеленограде. Педагог Лилия Валентиновна Берендюхина, можно сказать, воспитывала меня. Юрий Вениаминович Шлыков, который преподавал в «Щуке», — прекрасный учитель, дал мне в профессии так много, как никто другой. На самом деле все люди, с которыми я работаю, - и моего возраста, и младше, и старше, - чему-то учат. Я смотрю на человека, который делает что-то хорошее, восхищаюсь им и стараюсь сделать так же или хотя бы так, чтобы не было стыдно. За счет этого учусь — работа с любыми талантливыми людьми подтягивает тебя к их уровню.

— Помните свое первое появление на телевидении?

— Конечно! Это была программа «12 злобных зрителей». Я учился в девятом или десятом классе, мне тогда хотелось просто свалять дурака, эпатировать публику, что мне и удалось — меня даже лучшим злобным зрителем выбирали (смеется). Приятно сейчас вспоминать.

— Вы на эфирах все так же волнуетесь?

— Сейчас уже, конечно, нет. Обучение в театральном дает уникальную школу. Люди, которые уходят из актерской профессии и занимаются совсем другим бизнесом, добиваются гораздо больших успехов, чем их коллеги, которые не получили актерского образования. Оно развивает человека во всех направлениях. Первые два года нас муштровали со страшной силой — 1 января в три часа дня мы уже показывали этюды в институте! Не было ни воскресений, ни выходных: в девять утра учеба начиналась, в час ночи заканчивалась. Я спал стоя в электричках и клевал бабушек носом. Сил не было совсем, но это нас всех закалило до такой степени, что, когда начались съемки разных проектов на ТНТ, к финалу все остальные уставали, а у меня еще были силы. Так что после театрального вуза мне уже ничего не страшно (смеется). Единственное, чему я там не научился, — петь, всегда завидовал поющим...

— Как у вас сложилось с театром?

— Я сыграл несколько ролей в театре Маяковского. Сейчас у меня проект «Зайцев + 1» на ТНТ, но я обязательно вернусь на сцену. Театра очень не хватает, все-таки это отдельная история и отдельное удовольствие.

— И что же, ради театра вы готовы отказаться от телевидения, ситкомов, медийности?

— Ни в коем случае! Есть два пути: можно добиться везде по чуть-чуть или многого в одном направлении. А отказавшись от чего-то, можно не добиться нигде ничего. Мне нравится развиваться везде и во всем. Вдруг я неправильно выбрал свое направление, но найду себя в чем-то другом? Я никогда не думал, что когда-то буду писать, а сейчас вот что-то написал, и неплохо, пока не стыдно... Ну и популярность, конечно, приятна, что уж скрывать. Но хотелось бы больше, гораздо больше!

— Время свободное остается?

— Остается, но немного. Видеоигры пожирают все мое время, это какая-то катастрофа! Но я ничего не могу с собой поделать. Я так отдыхаю, ем, чуть ли не сплю — с джойстиком в руках (смеется).

— Что вы в людях цените?

— Самое главное качество в человеке — это чувство юмора. Если он меня может развеселить, значит, тут же становится моим другом, даже если сам этого не хочет. Я не знаю, как у Адольфа было с чувством юмора, но если было хорошее, то мы бы с ним подружились. Адольф Иванов — вы его не знаете! (Смеется.)

Не пропусти! Оценить чувство юмора Дениса Косякова можно в 20.30 с понедельника по четверг.

«Зайцев + 1» только на ТНТ!