Бомбардировщики в небе над Челябинском

14 февраля судья Курчатовского районного суда Лариса Икаева приступила к рассмотрению гражданского дела № 2-538/2012

По искам жителей Челябинска, Челябинского регионального общественного фонда «За природу» к администрации Курчатовского района Челябинска руководству войсковой части № 69806, Министерству обороны Российской Федерации.

14 февраля судья Курчатовского районного суда Лариса Икаева приступила к рассмотрению гражданского дела № 2-538/2012

Истцы через суд требуют признать незаконными и нарушающими права жителей Челябинска действия Министерства обороны по размещению и формированию авиационной базы из трех авиационных эскадрилий фронтовых бомбардировщиков с крылом изменяемой стреловидности, предназначенных для нанесения ракетно-бомбовых ударов, - 24-СУ-24М, 12-СУ-24М - с базированием на челябинском аэродроме «Шагол».

Активисты намерены обязать Министерство обороны РФ запретить полеты с аэродрома «Шагол» самолетов авиационных эскадрилий 24-СУ-24М, 12-СУ-24М войсковой части № 69806.

Су-24 – «Фехтовальщик» и «Ночной пират»

Потерпевшие при поддержке члена российской сети юристов-экологов «Экоюрис» Анны Ильиной, представляющей их интересы, уже заявили в судебном заседании, что, поскольку ближайшие к взлетной полосе дома находятся на расстоянии всего около полутора километров и значительное количество жилых домов, в которых проживают тысячи жителей города, расположено непосредственно в створе взлетно-посадочной полосы под линией взлета и посадки военных самолетов, больше известных на Западе под угрожающими названиями «Фехтовальщик» и «Ночной пират», действия МО РФ и в/ч № 69806 противоречат требованиям норм Воздушного кодекса и Федеральным правилам использования воздушного пространства.

А также, по мнению заявителей, из-за расположения военного аэродрома в городской черте полностью исключена возможность взлета и посадки военных самолетов не над жилыми домами граждан. Практически исключены полеты военных самолетов на безопасной высоте над жилыми домами города Челябинска, находящимися в створе взлетно-посадочной полосы аэродрома. И в случае неисправности самолета избежать падения на жилые дома граждан по сути невозможно…

* * *

Летчики военной части № 69806 совершают полеты военных с территории аэродрома «Шагол» практически ежедневно, длительно; полеты осуществляются как в дневное, так и в ночное время, а также в будние и выходные дни; полеты проводятся как одиночные, так и групповые - до шести самолетов одновременно, взлет и посадка самолетов проводятся на низких высотах и непосредственно над жилыми домами челябинцев.

Полеты штурмовиков и фронтовых бомбардировщиков совершаются над жилой застройкой четырех административных районов Челябинска, в том числе над 25 детскими дошкольными учреждениями вместимостью более 6000 детей, 13 школами вместимостью более 15 000 учащихся, а также над учреждениями здравоохранения…

ЧВВАКУШ – керосиновая беда Челябинска

1 октября 2011 года Челябинскому высшему военному училищу штурманов должно было исполниться 75 лет. Поразительно, но информация о ликвидации одного из старейших в России училищ ВВС должна была явно вызвать у многих челябинцев чувство облегчения. Регулярные полеты над миллионным городом устаревших учебно-штурманских тренировочных самолетов ТУ-134Ш внушали населению вполне обоснованное беспокойство.

Хотя мало кто из горожан, конечно же, знал о том, что давным-давно было принято государственное решение о нецелесообразности доработки даже не военных, а пассажирских самолетов ТУ-134 по шумовым характеристикам до стандартов Совета Международной организации гражданской авиации ИКАО. В «правовом государстве» сложилась парадоксальная ситуация применения различных стандартов по оснащению воздушных судов оборудованием, повышающим безопасность полетов, на международных и внутренних авиалиниях…

К тому же, как выяснилось, авиационная промышленность России еще и серийно выпускала устаревшие системы предупреждения столкновений с землей и оснащала ими большинство наших пассажирских самолетов, в том числе и наш старенький Ту-134.

Действовавшие все эти годы в нашей стране правила для полетов, оказывается, даже не требовали установки на устаревшие модели самолетов новейших систем предупреждения столкновений воздушных судов в воздухе и с землей, внедрения средств точной зональной навигации, снижения шумовых характеристик на местности, соблюдения других важнейших стандартов ИКАО.

Старенькие «тушки» летали над мирным Челябинском еще десять лет, хотя вице-премьер РФ Илья Клебанов еще в самом начале 2000-х годов объявил, что полеты российского самолета Ту-134 будут однозначно приостановлены.

Но, конечно же, не из-за участившихся за последнее время их аварий, а исключительно по причине введения требований по шуму от Международной организации гражданской авиации. В основном речь, разумеется, шла о полетах в Центральную Европу и Северную Америку самолетов ТУ-154. Над Челябинском же по молчаливому согласию сторон можно было летать и напрочь списанным Клебановым раритетам…

Керосиновая линза: что с ней делать?

Штатный режим, долгие годы исследуемый экспертами ИКАО в авиации, - это равномерное сжигание самолетами миллионов тонн токсичного топлива в год. Но в военной авиации нашей страны, оказывается, достаточно широко использовался экстремальный метод слива топлива в полете, когда надо было, к примеру, совершить экстренную посадку либо когда самолет взлетал с полной заправкой, а затем возникала вдруг безотлагательная потребность приземлиться. Тогда летчики просто-напросто включали соответствующий режим, и избыточное топливо перед посадкой сливалось в атмосферу…

Мало кто знает, что сегодня сотни военных аэродромов, на которых десятки лет интенсивно эксплуатировалась и все еще эксплуатируется военная авиация, признаны территориями, серьезно загрязненными керосином. Большие хранилища, цистерны и магистрали с авиационным топливом с годами неизбежно подверглись разрушению в результате коррозии.

В результате военными экологами выявлены многочисленные подземные керосиновые линзы. Площадь многих составляет десятки квадратных километров. Именно поэтому территория старейшего в России бывшего Челябинского военного училища штурманов в Шаголе должна быть незамедлительно и тщательно исследована независимыми экологами и токсикологами.

Возможный прорыв подобного подземного керосинового озера в питьевую гидрографическую систему Южного Урала сегодня, скорее всего, к сожалению, зависит исключительно от характера подземных почв. И в случае крупномасштабного сброса нефтепродуктов из линзы в подземные воды вся система городского водоснабжения миллионного города будет попросту парализована…

Напомним, что в зависимости от химического состава и способа переработки нефти, из которой получают авиационный керосин, в его состав входят токсические вещества:

  • предельные алифатические углеводороды — 20 — 60%;
  • нафтеновые углеводороды – 20 — 50%;
  • бициклические ароматические – 5 — 25%;
  • непредельные углеводороды — до 2%;
  • примеси сернистых, азотистых или кислородных соединений.

Мирное небо Челябинска

Но терпение челябинцев лопнуло, только когда в конце 2010 года было объявлено, что в Челябинск на аэродром бывшего училища штурманов «Шагол» из поселка Джида в Бурятии будет передислоцирована 6980-я гвардейская Оршанская Краснознаменная ордена Суворова первого разряда авиационная база. Первая партия бомбардировщиков СУ-24 прибыла на Южный Урал 9 сентября 2010 года, а к первому ноября перебазировался уже весь гарнизон.

Министерство обороны РФ своим решением от 18 июля 2010 года № Д-011 поставило задачу перед командованием ВВС и ПВО сформировать в Челябинске мощную авиационную базу из трех авиационных эскадрилий 24-СУ-24М, 12-СУ-24М с базированием на аэродроме «Шагол».

Проделано это было по-военному стремительно и, естественно, как обычно, без учета мнения горожан, да и без согласования с органами местного самоуправления. С тех пор на территории бывшего аэродрома Челябинского училища штурманов, как утверждают истцы, базируются все больше различные представляющие несомненную опасность для здоровья горожан боевые самолеты.

Жизнь под глиссадой

Челябинский военный аэродром училища штурманов создавался в тридцатые годы прошлого века в сосновом лесу за городом. Но интенсивно разросшийся Челябинск давно «поглотил» аэродром по всем направлениям полета. Из-за высоких скоростей сверхзвукового «Сухого» ему, чтобы сесть, необходима 20-километровая глиссада (от французского glissade, буквально — «скольжение, прямолинейная траектория снижения самолета» - коридор подлета).

Да и взлетать с вдруг оказавшегося уже в городской черте фронтового аэродрома «сушки» и МИГи могут только строго в определенном направлении. Поэтому полеты всех взлетающих и заходящих на посадку штурмовиков и фронтовых бомбардировщиков неизбежно проходят на относительно небольшой высоте над жилым сектором Металлургического, Калининского, Тракторозаводского и Ленинского районов Челябинска.

Региональное управление Роспотребнадзора провело замеры уровня шума от полетов бомбардировщиков над городскими кварталами и выяснило, что «эквивалентный и максимальный уровни звука, издаваемого самолетными двигателями, не соответствуют требованиям санитарных норм».

Полеты сверхзвуковой фронтовой авиации над Челябинском действительно сопровождаются сильнейшим ревом двигателей, превышающим предельно допустимые значения, установленные как действующим законодательством для жилой территории города, так и для жилых помещений.

Соответственно, по поручению губернатора Михаила Юревича при министерстве по радиационной и экологической безопасности Челябинской области была создана рабочая группа, в задачи которой в том числе входит инструментальный контроль уровня шума, издаваемого военной авиацией.

В Законодательном собрании прошло рабочее совещание по вопросу снижения негативного влияния на санитарно-эпидемиологическое благополучие (как будто оно существует) населения Челябинска полетов военных самолетов над территорией города. Депутаты дружно подтвердили, что решить проблемы, указанные в многочисленных обращениях челябинцев, позволит лишь изменение дислокации в/ч № 69806 на загородные аэродромы «Баландино» или «Упрун».

Подготовил похожее заключение о прекращении полетов военных самолетов над мирным городом и уполномоченный по правам человека в Челябинской области Алексей Севастьянов: «Условия проживания в домах, расположенных по маршруту полетов, значительно ухудшились, о чем неоднократно сообщалось в местных СМИ.

Население опасается, что в результате сброса топлива их здоровью может грозить существенный вред, как это было в городе Жуковском, где в результате аналогичной ситуации увеличился рост онкологических заболеваний, а в случае аварийной ситуации пилоты не смогут увести самолет за линию застройки, что может повлечь за собой большое количество жертв, а такой вред невозможно компенсировать…»

В секрете от своего народа

Эксперты не скрывают, что летающие над Челябинском бомбардировщики Су-24 считаются достаточно сложной в пилотировании машиной и имеют высокий уровень аварийности.

Только при проведении летных испытаний было потеряно 14 Су-24 и Су-24М. А уже после принятия самолета на вооружение ежегодно происходило пять-шесть аварий и катастроф. В 1998 году, выступая в Госдуме, заместитель главнокомандующего ВВС РФ Виктор Кот заявил, что «Су-24 на сегодняшний день являются наиболее аварийными летательными аппаратами в боевой авиации».

Чрезмерная закрытость силовых структур от населения - одна из главных причин того, почему штатские не доверяют военным. Прикрываясь военной тайной и служебной необходимостью, сегодня можно легко уходить от ответственности и находиться вне критики.

Директор челябинского научно-исследовательского института судебных экспертиз «Стэлз» Александр Юрьевич Власов как-то, рассказывая о том, как проводятся расследования авиакатастроф в России, открыл, наверное, самую большую военную тайну: «согласно пункту 73 специального Правительственного распоряжения, «информация относительно авиационных происшествий ни при каких обстоятельствах не может предоставляться или обсуждаться с посторонними лицами».

При этом по закону экспертные группы не входят в состав комиссии по расследованию авиационных происшествий. А значит, относятся к тем самым «посторонним лицам», от которых члены комиссии ожидают только выводов, но «ни при каких обстоятельствах» не станут им помогать. С учетом того что в нашей стране за последние 25 лет ежегодно происходит не менее 20 авиакатастроф, этот вопрос приобретает особую актуальность».