Фронтовые письма: сердце чувствовало скорое прощание

Работа в рамках проекта "МК-Урал" к 70-летию Победы

18.03.2015 в 13:36, просмотров: 2317

Я хочу рассказать о вкладе моей семьи в победу во Второй мировой войне. На мой взгляд, советские войска не смогли бы столь достойно отразить натиск противника, если бы люди не поддерживали друг друга морально. Да, именно способность сопереживать ближнему и чувствовать связь с родными через тысячи километров не дала сердцам людей очерстветь даже в военное время.

 Фронтовые письма: сердце чувствовало скорое прощание
Чебыкин А. А.(слева). На сборах перед войной

Уходя воевать, мужчины оставляли свои семьи в неспокойное время, но, чтобы поддерживать общение с родными, они писали письма на родину. Не все послания родственников доходили до солдат, ведь найти военного человека из-за постоянных передислокаций войск было очень сложно. Неслучайно в одной из песен о войне есть строчки:

И почтальон сойдет с ума,
Разыскивая нас.

История моего прадеда, его жены и детей бережно хранима и чтима нами, потомками, до настоящего дня. Тесной нитью переплелись их судьбы, и даже после ухода в августе 1941 года на войну глава семейства Чебыкин Александр Андреевич не допустил разрыва общения с дорогими людьми до последнего своего вздоха. Хоть я лично и не знала Александра Андреевича, но из фронтовых писем, которые сохранила моя бабушка Мария (его средняя дочь), можно понять, что он был человеком с активной жизненной позицией.

В колхозе им. Крупской (Белокатайский район, деревня Ногуши) Чебыкин начинал трудиться первым бригадиром, а после работал полеводом и агрономом. Он являлся примером для своих детей, мечтал, вернувшись с войны, выучить их…

О жизни А.А. Чебыкина в военное время мне известно только из писем, поскольку прадед не вернулся с

войны…

«Здравствуйте, многоуважаемое семейство, - так начиналась каждая весточка, - шлю вам свой любящий фронтовой сержантский привет. Жене Прасковье Васильевне и дорогим детям, сыночку Пете и дочерям Манечке и Валечке, с пожеланиями всего наилучшего в вашей жизни и всем вам быть здоровыми, и детям быстрее расти и быть помощниками».

Несмотря на то, что Александр Андреевич был далеко от семьи, он делал все, чтобы семья без кормильца не осталась обездоленной. Ему было важно знать, как их снабжают хлебом, как они обеспечены дровами, картошкой и кормом для скота. В письмах чувствуется столь необходимая забота и наставления жене, чтобы она содержала детей аккуратными и сытыми:

«Всем желаю быть здоровыми и Манечке даю наказ, чтобы учиться только на «отлично», а сыночку Пете не забывать, чему научился, надо чаще читать и писать. Этим самым повышать свою грамотность и слушать советы матери. А Вам жена, Прасковья Васильевна, надо за этим следить, не увлекать их разными хозяйственными делами чрезмерно, держать детей в чистоте и опрятности. Если плохо из одежды, то кое-какие мои лучшие шубы перешейте детям, чтобы они не ходили голые и рваные. Вернусь с войны, все вновь наживем. Вот вам, мое дорогое семейство, пожелание и наказ».

Довоенное время. Чебыкин Александр со своей женой Прасковьей и сыном Петей

В 1941 году, который был тяжелым для страны, не готовой к военным действиям, солдатам с наступлением холодов пришлось тяжело. На улице октябрь, декабрь – а у бойцов нет теплого обмундирования. Тогда приходилось просить о помощи родных. Стоит только представить, какое усилие делает мужчина над собой, обращаясь с этой просьбой к своей семье, ведь он будет корить себя за то, что отрывает у семьи последнее. Но семья ни за что не оставит своего родного защитника в нужде, ведь понимает, что больше ему помочь некому. Вот письмо Чебыкина от 27 октября:

«Как я уже сообщал, находимся мы на «Крекингстрое», занимаемся работой. Но здоровье мое не особенно крепкое, потому что сейчас уже холодно, а мы все еще в летней одежде. Прошу, вышлите старую шапку, которую я носил, варежки, и вязаную рубаху, и старые шаровары. И если возможность есть, то вышлите каравай и немножко масла. Я очень извиняюсь, что прошу, но ничего не поделаешь – все это требуется».

В первой половине 1942 года отряд, где начинал службу А.А Чебыкин, продолжал проходить военное обучение в Республике Башкортостан и готовиться к выезду на фронт. Последним их мирным пристанищем была станция Тавтиманово, откуда с 11 по 26 октября они добирались до передовой в вагонах. Пока к боевым действиям еще не приписали, Александр Андреевич спешит поделиться событиями своей жизни с родными:

«Живем в землянках – как дома, выдали теплое обмундирование, так что живем пока хорошо, но очень я о вас, семейство, соскучился. Ничего не поделаешь. Победим врага и с вами увидимся. Поздравляю вас с 25-ой годовщиной Октябрьской Революции!»

С началом 1943 года Чебыкин Александр Андреевич активно участвует в боевых действиях, но в перерывах находит пару минут, чтобы черкнуть весточку в далекую Башкирию и поделиться бодрым настроем с семьей:

«Мы находимся на переднем крае нашего фронта, и нас окружает только болото, которое ископано снарядами, а над головами свистят пули, но это для нас вошло в привычку и не обращаем внимания». «…Нахожусь жив и здоров. Как я вам уже сообщал, мы все в дороге и боях с 21 января, а сегодня уже 19 февраля. Уже месяц все гоним немецкую свору дальше и дальше. Уже прошли город Лугу (Ленинградская область), так что сейчас письма писать приходится редко, потому что нет времени и негде. Находимся все время на улице и в лесу. Немец отступает и села жжет, оставляет только пепел и головешки. Вот такова наша жизнь, но это нас не останавливает, и мы бьем его и будем бить до полного его истребления. Победа будет за нами, будьте уверены! На днях получил 5 писем, в том числе и от вас одно, которое писала милая дочь. Очень и очень рад, что дочь мне пишет письма. Целую вас всех, жду ответ».

Следующее письмо А. Чебыкин отправляет уже 23 февраля вместе с деньгами и вестью о награждении медалью «За боевые заслуги». Вот такая телеграмма, находящаяся во Всероссийском архиве, удостоверяет этот факт:

«Наградить старшего телефониста 2-го дивизиона красноармейца Чебыкина Александра Андреевича за то, что он в бою по прорыву блокады города Ленинграда с 12 по 19 января 1943 г. самоотверженно работал и обеспечивал связь. При выбытии из строя командира отделения связи, заменил его и продолжал руководить работой связи».

Время от времени в календаре случались моменты для праздников, сплачивающих еще больше бойцов и поднимающих их дух:

«Мы сегодня празднуем 1 мая хорошо, в спокойной обстановке. Стоим пока в обороне – это мы считаем отдыхом. В честь сегодняшнего дня получаем по 150 грамм спирта и усиленный паек, так что праздник проводим на отлично! И вообще из-за питания неплохо. Всем довольны. Начиная с октября месяца, все время зимой и по сей день получали спирт 40-50 грамм на день. Особенно это помогало зимой. Получили летнее обмундирование, хорошо оборудовали свою землянку. За выполнение порученных заданий в предмайские дни я получил от командования батареи и свыше три благодарности».

Пусть и бывали небольшие праздники, а война по-прежнему тянулась и ситуация с продовольствием в тылу была плохой. Дела домашние у Прасковьи Васильевны и детей шли не самым лучшим образом: однажды у них украли овцу и ягненка, не хватало еды, а из-за отсутствия лошадей Прасковье приходилось носить на себе дрова из леса. Это возмущало Чебыкина. Александр Андреевич писал в Белокатайскую партийную организацию и руководителям колхоза, чтобы они оказывали помощь семьям фронтовиков, но было бесполезно. Хорошо, что поддерживал тесть, который помогал в заготовке сена. Но сам Александр по-прежнему беспокоился за судьбу своей семьи, ведь душой он находился рядом с детьми и женой, а физически далеко, и возможности помочь практически не было. Какие бы тяжести ни выпадали на его долю, он не мог быть равнодушен к тому, что семья испытывает ограничения по вине недальновидных колхозных руководителей. Вот достаточно резкий отрывок из письма Чебыкина от 7 ноября 1943 года:

«Был очень рад, что у вас пока все в порядке и все живы и здоровы. Но одно очень плохо, пишете, что вам никто не помогает хлебом, но это зависит все от руководителей, которые сидят как тыловые крысы и гребут только к себе, а о семьях фронтовиков забыли. Но они свою ответственность вспомнят или, вернее сказать, их Советские военные законы заставят вспомнить и помочь».

Но его добрый привет, пожелания крепкого здоровья и наставления давали силы родным, чтобы справляться со всеми невзгодами и несправедливостью. Пожалуй, следующее послание, которое прислал Александр Андреевич с войны, является самым патриотичным. В этих строчках хранится столько энергии и обоснованной веры в победу советских войск, что они не потеряли своей силы даже спустя семь десятилетий:

«Стоим пока все на одном месте и обороняем порученные нам рубежи и готовимся, и всегда готовы дать отпор зарвавшимся зверям, которых, как и вам наверно известно, что наша Красная Армия гонит и очищает города и села, и наше мирное население, которое находилось временно под игом немецких фашистов, и еще ожидают многие освобождения. И будьте уверены в том, что в скором будущем не будет ни одного живого немца на нашей Советской земле, который пришел ее топтать и грабить. И когда с этими грабителями рассчитаемся и возвратимся в свои родные края и к своей дорогой семье с победой, и здесь, дорогое семейство, будет наше с вами счастливое и радостное свидание».

Но многим ли семьям довелось испытать то самое «счастливое и радостное свидание» со своим защитником? Не произошло этого события и в семье Чебыкиных.

29 марта 1944 года Александр Андреевич написал родным письмо, где сообщил о том, что хочет всех увидеть, посмотреть, как подросли дети. Просил их сфотографироваться и выслать карточки в письме. Если не получится всех, то хотя бы старшего сыночка Петю. Сердце чувствовало скорое прощание. Это было последнее его письмо домой.

Следующая весть пришла в дом Чебыкиных от фронтового друга Александра Андреевича - Кряжевского Андрея Парамоновича. Он писал, что 7 апреля 1944 года в 12 часов дня Александр был убит осколками снаряда – тремя в грудь и одним в ухо. Было сильное сражение, и тело бойца смогли вынести только вечером. Похоронили Чебыкина в саду деревни Летово Псковского района Ленинградской области. Позже от Андрея было еще два письма. Прасковья Васильевна надеялась, что произошла ошибка, но Кряжевский написал: «Прасковья Васильевна, не думай, что он жив. Закопали глубоко – не встать». Кряжевский и Чебыкин были друзьями и полтора года делили фронтовой быт в землянках.

Интересно и то, что 6 апреля, перед гибелью, Александр привиделся жене во сне. Он был в солдатской форме, но Прасковья ясно могла различить только силуэт ниже пояса – ноги, сапоги, а грудь и лицо были невнятны. «Ребята, - закричала она, - отец пришел!» Женщина побежала открывать двери и… проснулась.

Через неделю пришла трагическая весть.

Кто знает, откуда и какие ждать послания. Но одно ясно точно, люди связаны тонкими нитями судьбы, и как бы далеко не находились любимые и родные, они всегда чувствуют поддержку и боль друг друга.

В качестве заключения хочется сказать следующее. Я очень благодарна моей бабушке Марии, что она сохранила письма, на основе которых проведена данная работа. Держа в руках эти пожелтевшие послания, несущие на себе отпечаток человеческих судеб, я имею удивительную возможность познакомиться и с Александром Андреевичем, и с Прасковьей Васильевной, ведь мне не удалось знать их лично. Люди этого поколения являются идеалами настоящих патриотов, ведь они искренне верили в победу своего Отечества и жертвовали всем во благо этой цели. У них не возникало даже мысли о том, чтобы жаловаться на тяжкую судьбу, а главным стремлением было жить и побеждать. Именно благодаря письмам сейчас можно прикоснуться к былым временам и понять, какой ценой Советскому Союзу досталась победа над фашистскими захватчиками во Второй мировой войне.

Семья Чебыкиных. Прасковья Васильевна и дети (Петр, Мария и Валентина). 1949 год

Автор: Ксения Богданова, ученица 11 класса МКОУ СОШ № 27 г. Нязепетровска.

Руководитель: Учитель истории и обществознания МКОУ СОШ № 27 г. Нязепетровска Карпова Раиса Михайловна

70 лет Победы. Хроника событий