Мой родственник – генерал-лейтенант Варенников

Работа в рамках проекта "МК-Урал" к 70-летию Победы

01.04.2015 в 11:26, просмотров: 2045

Прошло 70 лет, как закончилась Великая Отечественная война, но эхо её до сих пор не затихает в людских душах. В моей семье были люди, которые знали о войне не понаслышке. Но, к сожалению, я не успела с ними встретиться и расспросить их об их жизни и времени.

Я могла бы рассказать о своем прадеде, Студеникине Даниле Егоровиче, который прошел Финскую и Великую Отечественную войну и чудом остался жив. Но свою работу я посвящаю более знаменитому родственнику - Варенникову Ивану Семеновичу.

Всю родословную по линии отца мне рассказала уже старенькая тетя моего деда - Мария Ивановна Шишкина. Из ее рассказа я узнала девичью фамилию моей прабабушки – Варенникова Анна Яковлевна. Тогда я особого внимания на это не обратила.

На уроках истории мы изучали самую трагическую страницу истории нашего государства - Великую Отечественную войну. Я услышала знакомую фамилию - это был участник Великой Отечественной войны, советский военачальник, генерал-лейтенант Варенников Иван Семенович. Мне стало интересно, а может быть это не однофамилец?

Я зашла на сайт [ru.wikipedia.org], чтобы узнать биографию Варенникова Ивана Семеновича (1901—1971). Он был советским военачальником, генерал-лейтенантом (1943). Варенников - участник Великой Отечественной войны в должности начальника штаба Сталинградского фронта (1942), начальника штаба Южного фронта (1943), генерал-адъютанта по особо важным оперативным делам Г. К. Жукова (1943—1946). Заместитель начальника основного факультета по учебной работе в Военной академии имени М. В. Фрунзе (1946—1947), начальника штаба Гражданской обороны СССР (1961—1971).

Оказалось, что он был родом из села Катенино. А мои прадеды также были оттуда родом и жили там всю жизнь.

И вновь я еду к Марии Ивановне Шишкиной, она хорошо помнит не только фамилии, но и все родственные связи. Оказалось, что Варенников Иван Семенович не однофамилец, а родственник. Моя прабабушка Студеникина (Варенникова) Анна Яковлевна была племянницей Ивану Семеновичу. Отцы Анны Яковлевны и Ивана Семеновича были двоюродными братьями. Родственные связи были довольно близкие. Мария Ивановна рассказала, что Иван Семенович вел переписку с Анной Яковлевной. К сожалению, письма не сохранились. После войны он несколько раз приезжал в родное село Катенино. Последний раз был в конце 1960- х годов.

С началом Великой Отечественной войны, Иван Семенович, имея в своем составе 8-й стрелковый и 8-й механизированный корпуса, 8-й укрепленный район, а также артиллерийские, инженерные и другие части, был включен в Юго-Западный фронт 1-го формирования, участвовал в приграничном сражении, вел тяжелые оборонительные бои на винницком направлении, восточнее Проскурова. В ходе проведения Киевской стратегической оборонительной операции (7 июля — 26 сентября 1941 г.) войска армии нанесли несколько контрударов по немецкой 1-й танковой группе и задержали её продвижение южнее Киева. В конце августа 1941 года войска армии были отведены на левый берег Днепра, где вели оборонительные бои на участке южнее Киева — Золотоноша. С середины сентября в составе киевской группировки войск фронта велись боевые действия в окружении. Одиннадцать дней шли бои, армия прорвала кольцо окружения и вышла к линии фронта.

25 сентября 1941 года полевое управление армии было расформировано, а её вышедшие из окружения войска переданы на укомплектование соединений и частей Юго-Западного фронта. За успешное проведение операции Иван Семенович Варенников награжден орденом Красного Знамени 5 ноября 1941 года.

С октября 1941 г. по сентябрь 1942 г. Иван Семенович - начальник штаба 37-й армии 2-го формирования, сформированной 15 ноября 1941 г. в составе Южного фронта 1-го формирования на основании приказа командующего войсками Южного фронта от 5 ноября 1941 г. для прикрытия ростовского направления.

В ходе Ростовской стратегической операции (17 ноября — 2 декабря) войска армии ударом во фланг немецкой 1-й танковой армии разгромили часть её сил и содействовали 9-й и 56-й армиям в освобождении города Ростов-на-Дону. К концу операции соединения армии вышли к реке Миус на участке Куйбышево, Берестов.

В январе 1942 г. армия участвовала в Барвенково-Лозовской наступательной операции (18-31 января), в феврале — начале марта вела наступательные бои на краматорском направлении.

Летом и осенью 1942 г. армия находилась последовательно в составе Южного фронта, Донской группы Северо-Кавказского фронта (с 29 июля), Северной группы Закавказского фронта 2-го формирования (с 11 августа). Её войска вели тяжелые бои в ходе Донбасской, Моздок-Малгобекской (1-28 сентября) оборонительных операциях. С января 1942 г. Ивану Семеновичу присвоено звание генерал-майора.

В ходе боевых действий армии И.С. Варенников был ранен.

Решением Ставки Верховного Главнокомандования 28 сентября 1942 г. Иван Семенович Варенников назначен начальником штаба Сталинградского фронта, созданного 12 июля 1942 года на основании директивы Ставки ВГК от 12 июля 1942 года. Вновь Сталинградский фронт создан 30 сентября 1942 года на основании директивы Ставки ВГК от 28 сентября 1942 года путем переименования Юго-Восточного фронта. На эти войска фронта легла основная тяжесть боев в Сталинграде. Во взаимодействии с Донским и Юго-Западным фронтами им удалось истощить наступательные возможности противника. В ходе контрнаступления под Сталинградом войска фронта осуществили прорыв южнее города и 23 ноября 1942 года совместно с войсками Юго-Западного фронта завершили окружение группировки противника под Сталинградом, сформировали внешнее кольцо окружения, в течение декабря 1942 года не дали возможность деблокировать окруженных.

1 января 1943 года согласно директиве Ставки ВГК от 30 декабря 1942 года Сталинградский фронт был переименован в Южный фронт. В январе — феврале 1943 года войска фронта осуществили Ростовскую операцию, в результате которой продвинулись на 300—500 км, освободили Ростов и вышли к реке Миус.

И.С. Варенников с января по апрель 1943 года являлся начальником штаба Южного фронта.

С апреля 1943 года Иван Семенович Варенников был переведён в штаб Георгия Константиновича Жукова и назначен на должность генерал-адъютанта по особо важным оперативным делам с присвоением звания генерал-лейтенанта.

Вместе с Жуковым генерал-лейтенант Варенников И. С. участвовал в Орловской, Курской битвах, в Киевской, Львовской, Варшавской, Подзенской, Берлинской операциях. Присутствовал при подписании акта капитуляции Германии. Служил генерал-адъютантом Главкома советских оккупационных войск в Германии Г. К. Жукова.

Передав должность Главкома советских оккупационных войск в Германии Соколовскому, маршал Жуков и вместе с ним И. С. Варенников прибыли в Москву для прохождения службы в Главном штабе сухопутных войск.[ru.wikipedia.org ]

Для меня это было открытием. Сегодня я горжусь дважды своим родственником, Варенниковым Иваном Семеновичем. Во-первых, этот простой крестьянский мальчишка смог добиться своей цели, стал не просто военным, но и великим командующим, знаменитостью. Во- вторых, Иван Семенович является мне родственником.

Семейная тайна

Шла война самая ужасная и кровопролитная. Гибли солдаты, мирные жители, терялись дети, кто-то оказывался в плену. Из рассказов Марии Ивановны я услышала еще одну историю. О ней знали многие в семье, но рассказывать боялись, так как время было страшное. Новые репрессии катились по стране. Из истории я знаю, что многие пленные, вернувшиеся на Родину, оказывались в советских лагерях. Их обвиняли в предательстве и объявляли врагами народа.

С самого начала Великой Отечественной войны под подозрение в предательстве попали все военнослужащие и гражданские лица, оказавшиеся даже на непродолжительное время за линией фронта.

Статья 193 Уголовного Кодекса РСФСР 1926 года предусматривала «за сдачу в плен, не вызывавшуюся боевой обстановкой — расстрел с конфискацией имущества». В статье 22 «Положения о воинских преступлениях» 1927 года говорилось, что сдача в плен, не вызванная боевой обстановкой, а также переход на сторону врага предусматривают высшую меру наказания (расстрел) с конфискацией имущества. По смыслу закона подлежала наказанию только сдача в плен «не вызванная боевой обстановкой». В 1926 году названная статья Положения комментировалась как: «в известных случаях обстановка на поле боя может сложиться так, что сопротивление по существу представляется невозможным, а уничтожение бойцов бесцельным. В этих случаях сдача в плен является актом допустимым и не могущим вызвать судебные преследования».

Расширялась практика заочного осуждения военнослужащих, находившихся за линией фронта, как изменников Родины. Достаточным основанием для такого решения были полученные оперативным путём сведения об их якобы антисоветской деятельности. Вердикт выносился без всякой проверки, иногда лишь по одному заявлению. В соответствии с Приказом Ставки Верховного Главнокомандования от 16 августа 1941 года № 270, командиры и политработники, срывающие знаки различия и сдающиеся в плен, объявлялись дезертирами, а их семьям грозил арест, государственного пособия и помощи лишались командиры и группы красноармейцев, сдавшихся врагу. Приказ призывал «драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим». [ru.wikipedia.org ]

В нашей семье был случай…

У моей прабабушки Студеникиной Анны Яковлевны был старший брат Варенников Петр Яковлевич. На начало войны он служил в Красной Армии на границе. Петр Яковлевич встретил войну под Брестом. В первый день боев к 9 часам утра крепость была окружена. Передовые части 45-й немецкой дивизии попытались сходу овладеть крепостью (по плану немецкого командования к 12 часам дня). Через мост у Тереспольских ворот штурмовые группы врага прорвались в Цитадель, в центре ее захватили доминирующее над другими постройками здание полкового клуба (бывшую церковь), где сразу же обосновались корректировщики артиллерийского огня. Их часть оказалась в окружении. Отбивались до последних сил. По решению командования сводной группы были предприняты попытки прорвать кольцо окружения. 26 июня пошел на прорыв отряд (120 человек, в основном сержанты) во главе с лейтенантом Виноградовым.

За восточную черту крепости удалось прорваться 13 воинам, но они были схвачены врагом. Безуспешными оказались и другие попытки массового прорыва из осажденной крепости, пробиться смогли только отдельные малочисленные группы. [war60.my1.ru›index/brest/0-166]

По какой- то случайности пленных не расстреляли и не отправили в концлагерь. Немецкий офицер отправил их в Германию, а там их купил фермер. Петр Яковлевич рассказывал, как с ними обращался этот фермер: жили в пристройке рядом со свинарником, их не кормили, ели то, чем кормили свиней. Советские рабы ухаживали за свиньями, выполняли всю тяжелую работу по хозяйству.

Освободили Петра Яковлевича и его товарищей американцы. Он говорил, что освободители предлагали уйти с ними, на запад. Но они отказались и стали пробираться к своим. По пути домой уже слышали о судьбе бывших военнопленных в СССР. Петр Яковлевич добрался до Москвы, решил встретиться и обратиться за помощью к дяде - Варенникову Ивану Семеновичу. Все знали о законах сталинского времени. Врагом народа мог стать каждый - и крестьянин и генерал. Но Иван Семенович рискнул помочь племяннику. Он обратился к председателю президиума Верховного Совета СССР Калинину М.И. и через него смог оформить документы Якову Петровичу без пометки, что был в плену. Ему было строго наказано уехать подальше, в глубинку, и жить там до лучших времен, не сообщать о себе даже самым близким. Так Петр Яковлевич пропал без вести для всех родных. И только после смерти И.В. Сталина, когда началась реабилитация, он дал о себе знать. Все это время Петр Яковлевич жил в Сибири, в маленьком поселке, на Иртыше.

Война сломала много судеб, разлучила родных навсегда. И такие случаи тоже были. Я сегодня понимаю, что в этой ситуации рисковал свободой и жизнью не только Петр Яковлевич Варенников, но и генерал- лейтенант Варенников Иван Семенович.

В этих историях можно наблюдать крепкие родственные связи, мужскую дружбу и патриотизм советского солдата. Ведь Петр Яковлевич мог уехать в Америку, но он вернулся на Родину. Каждый из этой истории мог поступить совершенно по-другому. Это было суровое сталинское время и все боялись за свою жизнь и свою семью.

Готовя эту работу, я открыла много нового о своих родственниках, их жизни. Мои родственники жили в трудные и страшные годы истории нашей страны. Народ страдал не только от войны и её последствий, но и от законов сталинского времени. Приходилось жить и озираться по сторонам. В любой момент на человека могли написать донос даже друзья, и он оказывался в тюрьме. А оттуда возвращались не все.

Я горжусь своими корнями. Это были Оренбургские казаки, которые в числе первых пришли на новую пограничную линию. Они прошли Гражданскую и Великую Отечественную войны, жили в трудные послевоенные годы. И на всех этапах исторического времени смогли остаться порядочными людьми, любящими Родину, свою семью.

Я считаю, что мои родные могут стать примером для сегодняшнего поколения.

70 лет Победы. Хроника событий