Великая Отечественная война и моя семья

Работа в рамках проекта "МК-Урал" к 70-летию Победы

09.04.2015 в 15:34, просмотров: 3169

Наша семья знает о Великой Отечественной войне не понаслышке. Ведь только из ближайших родственников через нее прошли восемь человек. Есть те, кто воевал на фронтах, а есть и те, кто трудился в тылу.

Семья моей бабушки по отцовской линии берет свое начало от двух родов – Воржевых и Верзилиных. Мой прадед Иван Васильевич Воржев родился 7 января 1898 года в семье потомственных казаков. Его отец – Василий Григорьевич Воржев - был зажиточным казаком из поселка Катенино Полтавского района Челябинской области (у него, у единственного в деревне, был тогда патефон). Предки Воржевых были переселены из Воронежа на Урал в XIX веке, где и стали казаками в войске местного атамана. У Василия Воржева и его жены было четверо детей - сыновья Роман, Егор (рано умерший), Иван (мой прадед) и дочь Марфа. Впоследствии Василий Воржев был раскулачен и сослан в неизвестном направлении, пропав без вести.

Воржев Иван Васильевич, 1975 г.

Отец моей бабушки был крестьянином, закончил 4 класса сельской церковно-приходской школы (по тем временам это было очень хорошее образование). Небольшой ростом, очень живой, подвижный, с красивыми вьющимися волосами, сильным певческим голосом, он был завидным женихом в деревне. Его отличали трудолюбие, гостеприимство, любовь к родной земле.

Жена прадеда, моя прабабушка была очень доброй, мягкой по характеру, кроткой, за эти качества и была насильно выдана замуж за Ивана Воржева по воле своей матери, очень властной женщины. Жизнь ее потому сложилась нелегко. Она родила 11 детей, шестеро из которых умерло. В живых остались моя бабушка Александра, ее сестры, Валентина и Анна, и два сына – Павел и Анатолий. Судьба их также сложилась по-разному.

В трудное время 1929-1936 гг. прадеду с семьей неоднократно приходилось менять место жительства в поисках хорошего места для того, чтобы прокормить жену и детей. Из старого Катенино, что у Полтавки, они уехали в Карталы, продав корову и лошадь. Затем прадед отправился в Бугульму на заработки, куда он и перевез семью, поскольку Бугульма в то время была достаточно благополучным районом (там были хорошая земля и урожай хлеба). К тому времени, когда должна была появиться на свет моя бабушка Александра, семья вновь вернулась в Карталы.

Отец ее в то время работал бригадиром в совхозе. Однажды мальчик-подпасок прокараулил коров, и те забрели на молодые всходы. Это было преподнесено как «умышленная потрава хлеба», и прадеда обвинили во вредительстве, судили, объявили врагом народа и посадили на 10 лет в тюрьму. Между тем, после дождя всходы поднялись, и односельчане стали ходатайствовать за прадеда о снятии обвинения. Пока разбирались в его невиновности, прошло три года. Мария все это время работала дояркой и, по сути, жила с детьми среди гуртов, с коровами, чтобы хоть как-то не умереть с голоду. Старшие Валентина и Павел уже учились, но ездить на учебу им приходилось в Новый Урал (село), так как в Полтавке своей школы не было. В 1936 году отца их освободили. Моей бабушке в то время было чуть больше трех лет, но она хорошо помнит, как очень испугалась чужого мужчины и не хотела вылезать из-за сундука в углу землянки. Только потом, когда мама объяснила ей, что это ее отец, страх прошел.

После 1936 года и до самого начала Великой Отечественной войны семья жила в поселке Саламат Варненского района, где прадед работал полеводом. Попали они в этот поселок, спасаясь бегством из Полтавки. Однажды вечером к отцу постучал один из работников поселкового совета и сообщил, что из района пришел приказ об аресте детей кулаков (это была вторая волна репрессий). «Аресты начнутся с завтрашнего утра», - сказал он. Недолго думая, Иван вместе с женой Марией собрали ребятишек, посадили их в повозку и, прицепив позади единственную коровенку, отправились ночью в неизвестность.

В Саламате они прожили много лет. По возрасту в период Великой Отечественной войны Ивана Воржева призвали в трудовую армию, где он и находился с 1941 по 1946 год. Служба проходила в городе Челябинске, на Кировском заводе, выпускавшем тогда танки для фронта. На время войны отца заменил старший брат бабушки, Павел. К тому времени он уже работал в органах внутренних дел города Бакала, не был призван на фронт из-за врожденного порока сердца, а был назначен военным комендантом в колонии немцев-переселенцев в подсобное хозяйство завода ферросплавов (ныне – Дубровка). Туда он и перевез мать с братьями и сестрами, полностью содержал их. В Дубровку приехал в 1946 году и отец, где жил до 1978 года. Прожив десять лет после смерти жены Марии в одиночестве, в последние пять лет жизни он перебрался в город Нязепетровск, к моей бабушке Александре Ивановне Крушиной. Похоронен он, по его же просьбе, в Дубровке рядом со своей женой Мариной Васильевной.

Киселев Виталий Иванович, 1985 г.

Киселев Виталий Иванович в Берлине, май 1945 года

Дядя моего папы, Киселев Виталий Иванович (1920-2002) – участник Великой Отечественной войны, подполковник, дошел до Берлина. Вернулся из Германии в 1948 году, закончил Высшую Военную Академию в Москве, работал заведующим финансовым отделом Приволжского военного округа, военным ревизором. Орденоносец, в 2002 году был похоронен с почестями, Почетным караулом в городе Самаре. Его отец - Киселев Иван – во время второй мировой войны партизанил в крымских катакомбах.

Киселев Виталий Иванович, 1945 г.

Киселева (Воржева) Валентина Ивановна, 1947 г.

Киселева (Воржева) Валентина Ивановна (1925-2004) – будущая жена Виталия Ивановича, старшая сестра моей бабушки, не закончив и 9 классов, ушла на фронт медицинской сестрой. Служила на санитарном поезде, подбиравшем раненых сразу после боя, и в лазарете. Дошла до Берлина, где познакомилась с будущим мужем – Виталием, о котором написано выше. Вместе они прожили более 50 лет. После войны работала медсестрой в больнице города Самары.

Киселева Валентина Ивановна, 1985 г.

Киселева Валентина Ивановна - медсестра госпиталя, Берлин, май 1945 г.

Кулешов Михаил Владимирович, 1975 г.

Семья Кулешовых берет свое начало с конца XIX века в Тульской области. Именно тогда, в 1900 году в семье Кулешовых, Владимира и Натальи, детей довольно состоятельных, образованных родителей, родился старший сын – Филипп. Молодые супруги имели неплохой достаток, относились к так называемым середнякам. Кроме него, с перерывами в год-полтора, появились и сын Михаил, дочь Анастасия, а потом и младший сын Николай. Судьба троих детей сложилась довольно тяжело. Николай, став в детстве инвалидом (потерял одну ногу и глаз вследствие болезни), прожил нелегкую жизнь в Москве. Анастасия же, имея уже дочь Светлану и сына Николая, названного так в честь брата, умерла во время родов третьего ребенка – Бориса, оставив ребятишек сиротами. Старший – Филипп, получивший впоследствии хорошее образование и ставший офицером Советской армии, был расстрелян немцами на вокзале Вильнюса в самые первые дни вторжения фашистских войск на территорию Советского Союза, успев только посадить на поезд уезжавших в эвакуацию жену и троих детей – Николая, Наталью и Алексея. Следы их затерялись во время войны и теперь нам ничего о них неизвестно.

Единственным ребенком, чья жизнь сложилась более счастливо, был мой прадед Михаил Владимирович Кулешов. Он родился в 1906 году, 12 сентября, в небольшой деревеньке Алтухово Белёвского уезда Тульской области. Начальную церковно-приходскую школу окончил с отличием, после поступил на курсы агрономов. Только начав работать, вместе с друзьями решил поехать на заработки на шахту, но во время поездки сильно простудился и его, практически обессилевшего, с гнойной ангиной и лихорадкой сняли с поезда. По-видимому, у молодого парня был ангел-хранитель, ведь после возвращения домой и выздоровления он узнал, что все его друзья, благополучно добравшиеся до места работы, скоро погибли все до одного во время обвала в шахте. Михаил тяжело переживал смерть друзей, да и ангина сделала свое дело – сердце стало пошаливать. Потом, спустя много лет врачи будут удивляться, что полученное в таком молодом возрасте осложнение не свело его раньше времени в могилу.

Еще до Великой Отечественной войны мой прадед решил сменить профессию агронома на учительскую. С 1934 года он был принят в Иншаковскую начальную школу на должность учителя и заведующего, а для того, чтобы получить специальное педагогическое образование, в 1937 году окончил педагогическое училище в городе Лебедянь Рязанской области, став дипломированным учителем начальных классов. После получения диплома он вернулся домой, где организовал новую четырехлетнюю начальную школу и стал первым ее директором.

Когда началась Великая Отечественная война, он стал рваться на фронт, но у него, как у директора школы, была бронь. И все же он добился ее снятия и 26 октября 1942 года был призван по мобилизации Лебедянским райвоенкоматом в 379-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон и отправился на фронт. Тогда же стал членом ВКП(б).

Но участвовать в боевых действиях пришлось недолго – отказывало сердце. Отправили его в артиллерийские войска, сначала санитаром в составе бригады, подбирающей раненых сразу после боя. Потом до конца войны он работал писарем при штабе, так как был очень грамотным, имел красивый почерк. Но это достоинство было его недостатком – одному богу известно, какое количество похоронок было написано его рукой за время войны, и как он переживал всякий раз, представляя, как получают их родные его однополчан.

Именно на войне мой прадед в одно мгновение поседел. Во время короткой передышки, когда они привезли с поля боя раненых, он вместе с товарищем присел у землянки. Тот курил, а Михаил и отвернулся-то лишь на мгновение, а когда спросил у товарища что-то, то увидел его уже мертвого, завалившегося на спину. Так он узнал, что такое шальная пуля… Друзья потом с ужасом увидели тридцатисемилетнего товарища, поседевшего мгновенно.

В конце войны прабабушка, оставшаяся в Иншаковке с четырьмя детьми, младшему из которых было всего три года, перестала получать письма от мужа. С мая по сентябрь 1945 года вестей с фронта не было, а в начале октября в селе появился знакомый всем Михаил Кулешов, но совсем седой. Моя бабушка, которой было чуть больше 12 лет, возвращалась тогда из школы. Соседи сказали, что вернулся с фронта отец, а она вдруг испугалась. Хотела убежать, но на пороге дома споткнулась, и попала в сильные руки отца, очень похудевшего и непривычно седого, которого узнала с трудом. Тот привез ребятишкам гостинцы – сахар кусочками, обувь, одежду. Это было кстати, ведь за годы войны им пришлось голодать, к тому же с ними жили родители Михаила. За время это видели и живых немцев, и спасались от них бегством. Именно тогда во время пожара была утеряна метрика моей бабушки и вышла путаница с ее возрастом – при восстановлении документов хрупкой девочке дали на два года меньше и теперь у нее два возраста – по паспорту и фактически.

Отец рассказал, что в последний год войны он участвовал во взятии Кёнигсберга (ныне Калининграда), привез медаль «За взятие Кёнигсберга», а потом воевал на японской границе. За время войны ему объявлялась благодарность приказом Верховного Главнокомандующего за прорыв обороны противника на границе с Восточной Пруссией, за овладение городами Летцен, Мельзак, за ликвидацию вражеской группировки юго-западнее Кенигсберга.

Посмотрев на разруху, в которой оказалась его семья, он в 1947 году решил завербоваться в Кенигсберг и перевезти туда всю семью. Так моя бабушка, с родителями, братьями и сестрой, оказалась в деревне Некрасово Озерского района Калиниградской уже тогда области. Им сразу предоставили дом с садом и огородом, а ее хозяину поручили организовать школу-семилетку в совхозе «Победа». Получив новое назначение, мой прадед своими руками стал восстанавливать старое здание – делал ремонт, набирал учителей. Со временем стал не только обучать малышей основам наук, но и пристрастился к литературе и родному языку. С 1951 по 1954 год он работал директором Ниловской семилетней школы, а затем вновь вернулся в Побединскую. За долголетний труд на педагогическом поприще и высокие результаты в воспитании мой прадед был награжден медалью «За трудовое отличие».

В 1956 году, когда уехала из дома старшая дочь Ирина, уже имевшая тогда диплом киномеханика с отличием, дочь Зинаида, окончившая железнодорожный институт в Калининграде, получила в областном центре благоустроенную квартиру. Но прошло еще немало лет, прежде чем Михаил Кулешов стал пенсионером и переехал вместе с женой к дочери в Калининград, где и прожил до 1991 года, до самых последних дней сохраняя светлый ум, огромное желание жить и любовь к внукам и правнукам. Безусловно, именно пример моего прадеда сыграл решающую роль в выборе профессии моей мамой, Крушиной Мариной Юрьевной.

Кулешов Михаил Владимирович с однополчанами, октябрь 1943 года

Филатов Андрей Матвеевич, 1940 год

Моя прабабушка на могиле мужа на Пискаревском кладбище, 1985 год

Филатов Андрей Матвеевич (1909-1942) – прадед, отец деда. Великая Отечественная война началась, когда моему деду было всего шесть лет, а его сестре Галине и того меньше – два года. Отец их, Андрей, сразу же ушел на фронт, оставив свою жену и детей, да так больше и не вернулся. Напоминанием о нем были только несколько писем, полученных прабабушкой Женей из госпиталя блокадного Ленинграда. В последнем письме отец сообщал, что был ранен, ему ампутировали ногу, что скоро он надеется вернуться домой. Но с февраля 1942 года письма перестали приходить. Только в 1986 году дед побывал вместе со своей матерью в Ленинграде, где из архивных документов узнал, что его отец в 1942 году во время блокады умер в госпитале города на Неве, был похоронен на Пискаревском мемориальном кладбище, в братской могиле № 174. В 2007 году моя мама вместе с моим старшим братом Павлом побывали на Пискаревском кладбище, нашли документы, подтверждающие факт смерти Андрея Матвеевича, а также нашли в сети Интернет информацию о дедушке на сайте о солдатах Великой Отечественной войны. В 2011 году побывала там и я. Вместе с родителями и дедом мы прикрепили на большую березу на братской могиле фотографию моего прадеда.

Мой брат Павел на могиле прадеда, 2007 год

Страница из Книги Памяти Курганской области

Похоронка моего прадеда

70 лет Победы. Хроника событий