«Мы поклялись выжить, во что бы то ни стало!»

Работа в рамках проекта "МК-Урал" к 70-летию Победы

13.05.2015 в 15:47, просмотров: 1294

Великая Отечественная война. Со дня ее окончания прошло уже 70 лет. Как далека она от нас: мы родились после того, как прогремел салют Победы. Мы не видели войны и только по книгам да военным фильмам можем представить, какой ценой была завоевана победа. Чествуя ветеранов Великой Отечественной, вспоминая с благодарностью их ратные и трудовые подвиги, мы обязательно вспоминаем и тех, кто все ужасы и тяготы войны познал еще ребенком. Сколько их было в действующей армии, в партизанских отрядах и подпольных организациях в тылу врага?! Но были и те, для кого ужасы войны усугублялись их полным бесправием, каждодневным унижением и страхом за свою жизнь. Это узники концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания.

Что чувствовали молодые люди, которых война настигла в самый расцвет жизни? Об этом могут рассказать только они сами, те, кому в 1941-1945 годах не было и восемнадцати.

Рассматриваю фотографии, выгоревшие, потертые, но бережно хранимые в коробочке с самыми дорогими предметами, вглядываюсь в лица…И передо мной встают герои Великой Отечественной. Да, они все – герои! Даже если они находились в тылу врага, все равно это были герои - военные дети.

Детская память загадочная. Несмотря на свой преклонный возраст у бабы Кати отличная память, она помнит до мельчайших подробностей все события своей долгой, тяжёлой жизни. Она со слезами на глазах вспоминает всё, что вынесла когда-то. Своё горькое, обездоленное военное детство. Вот история её жизни.

В 1941 году Катя окончила семь классов, продолжить обучение помешала война.

Жила Катерина Максимовна Байкова в п. Мелихово Новосокольнического района Псковской области в большой и дружной семье. Когда немцы вошли в их деревню, переписали всю молодежь в округе. Для чего они это делали, никто не знал. В мае 1942 года немцы собрали всех девушек 1922-1927 года рождения. Переводчик сказал, что всех отправят работать в Германию, а если кто спрячется - семью расстреляют. Сформировали состав, посадили в товарный поезд, двери вагонов заперли на проволоку. «Поезд тронулся... Было страшно: везли без остановок, не давали еды, воды. Мы плакали, кричали, просили пить», - вспоминает Екатерина Максимовна.

Рано утром на третьи сутки двери вагонов распахнулись. Девочек привезли в Германию, в г. Любек (на севере Германии, недалеко от Гамбурга). Везде прожектора, охрана, собаки, на вышке пулемёт.

«Нас выстроили и повели в город, превращенный в военный пункт. Сначала сделали санобработку: обстригли косички, помыли. Каждой присвоили номер, который на все время нахождения в плену заменил имя, а к верхней одежде пришили табличку с надписью «ОСТ». После санобработки строем по три человека погнали в лагерь, огороженный колючей проволокой. Территория охранялась немецкими солдатами, вооруженными пулеметами. Поселили в бараки, наскоро сколоченные (в стенах виднелись огромные щели). В помещении стоял стол и нары в два этажа; выдали матрасы, набитые соломой, и старые байковые одеяла, испачканные кровью. В комнатах жило по восемнадцать человек. Было очень тяжело, особенно первое время. Мы часто плакали, скучали по дому, маме…»

Дни в лагере тянулись унылые, холодные и голодные.

«Подъём был строго в 7 часов утра. Ежедневно утром выстраивали и проверяли по номерам. За опоздание избивали резиновыми палками. После проверки пленницы шли на завод, расположенный рядом с бараком. Работа была очень тяжёлой: огромные станки, да и сил у девочек не было, так как кормили их плохо. Два раза в день выдавали баланду, а вечером две булки хлеба на восемнадцать человек. Таков был обычный рацион», - еле сдерживая слезы, продолжает Екатерина Максимовна

Конечно, девочки понимали, что хлеб нужно оставлять на утро. Но чувство голода было сильнее. Хлеб они съедали вечером. А утром, голодные, шли на работу. От недоедания и непосильной работы дети часто падали в обморок

Я смотрю на её натруженные, огрубевшие руки, на её лицо с морщинами и вижу ту голодную, испуганную девочку. Мне до слёз жаль её, и если б случилось чудо, то я накормил бы её досыта…

Работа на заводе заключалась в изготовлении оружия для немецкой армии. Пленные понимали, что этим оружием немцы будут убивать русских солдат, их отцов и братьев… «Но что мы могли сделать?! Мы прятали детали под рубашку, украдкой уносили к забору и выбрасывали. Это было единственное, чем мы могли помочь нашим».

Девчонки вносили посильный вклад, надеясь, что смогут приблизить победу…

Но чем больше времени находились они здесь, на принудительных работах, тем меньше оставалось надежды на спасение. Многие пытались бежать, но безуспешно. У солдат, охранявших пленных, был приказ: стрелять на поражение.

«Много смертей видели мы, но одна страшная картина до сих пор стоит перед глазами. Никогда не забуду, как немцы расправились с девушкой, которая хотела бежать. Её избивали несколько человек, затем окровавленную оставили умирать. Девочке не было и семнадцати.

Всю ночь никто в бараке не спал, мы плакали, лёжа на нарах. Но именно этот случай дал нам новые силы, чтобы жить за себя и за девочку. В эту ночь мы поклялись: «Выжить, во что бы то ни стало!»

И эта клятва, данная самим себе, придавала уверенность в том, что они выживут и их обязательно освободят.

Однажды утром девочек не пришли будить. Они не услышали свистка, и никто не гнал их на работу. В страхе вышли на улицу и увидели: открытые настежь ворота и на вышке никого не было. Оказалось, что ночью американцы разбомбили лагерь.

Вот так солнечным майским днём все пленные стали свободными.

Вот она радость! Вот оно счастье! Приблизилась мечта: вернуться на Родину.

Через два дня пришли грузовые машины, всех отправили на сборный пункт. На пункте было так много узников и военнопленных, словно вся Россия собралась здесь. Отсюда рассылали по военным частям. Работали на подсобном хозяйстве: кто коров доил, некоторые на кухне, Катя стирала бельё для солдат.

В то время военнопленных судили: из одного плена они попадали в другой, уже на Родине. Не так они представляли себе встречу. Многие девушки боялись возвращаться домой, они оставались в военных частях. Но желание увидеть родной дом, встретиться с мамой и родными было сильнее страха.

Перед Новым годом Катя вернулась домой. Приходили соседи расспрашивали о своих детях. Не все выжили (соседка Тоня не вернулась).

Между сегодняшним моим рассказчиком и той девочкой (на фотографии слева) пролегла целая жизнь. Ту, прежнюю, напоминают только чудом сохранившиеся фотографии.

Война стала общей биографией целого поколения военных детей.

Благодаря личным качествам: упорству и целеустремлённости, преодолевая многие трудности, возникшие в разоренной войной стране, Екатерина Максимовна получила образование (окончила курсы лаборанта) и устроилась работать на завод, сортировала лён. В 1950 году вышла замуж. В 1961 году завод закрылся. Екатерина Максимовна с мужем решили уехать на целину, планировали позже вернуться на родину, да так и осели в Варненском районе Челябинской области. Прожили вместе в п. Красный Октябрь более 50 лет, вырастили троих сыновей.

Рассказанное - подлинный документ.

Екатерина Максимовна - прабабушка моего друга Никиты Иванова, который живёт в Челябинске. А бабушка Катя наша соседка, частая гостья на классных часах, когда я учился в школе. Очень хочется, чтобы все знали об этом удивительном человеке. Слава богу, она ещё жива.

 

Екатерина Байкова с инженером и коллегой на заводе в Псковской области. 1950 годы

Екатерина Байкова - секретарь сельского совета в п. Красный Октябрь

 

Автор: Александр Лысенко, студент 2 курса Российского государственного университета правосудия, выпускник МОУ СОШ им. Л.Т. Заика п. Красный Октябрь Варненского района

Руководитель: учитель МОУ СОШ им. Л.Т. Заика п. Красный Октябрь Варненского района Нина Павловна Циплакова

.

70 лет Победы. Хроника событий