Пелевин плюс Гребенщиков. В Челябинске поставили мюзикл по роману «Generation П»

Премьера про лихие 90-е с песнями БГ уже заслужила восторженные отклики критиков и зрителей.

10.10.2018 в 11:05, просмотров: 1045

В минувшие выходные состоялась самая ожидаемая премьера сезона – экзистенциальный мюзикл «Generation П» по одноименному роману Виктора Пелевина. Явившиеся во множестве зрители (свободных мест не было) устроили актерам и режиссеру продолжительную овацию. 

Пелевин плюс Гребенщиков. В Челябинске поставили мюзикл по роману «Generation П»

«Generation П» - четвертая постановка режиссера Ларисы Александровой на сцене Камерного. Эта маленькая хрупкая женщина как правило, работает за троих: сама пишет инсценировки, ставит спектакли и придумывает хореографию. Последнее не удивительно: Лариса по первому образованию хореограф, выпускница хореографического факультета ЧГАКИ. Она уже давно живет в Москве, стала лауреатом национальной премии «Золотая маска», ее постановки востребованы в крупнейших музыкальных театрах нашей страны. Но связи с родным городом и особенно Камерным театром, где состоялся ее режиссерский дебют (спектакль «Балаганчик»), Лариса не теряет. «Generation П» - ее четвертый спектакль в Камерном.  

- Сначала хотела взяться за «Омон Ра», но потом решила, что первый роман Пелевина более насыщенный по смыслу и точнее передает дух времени, - признается режиссер. 

И в этом есть своя правда. Виктор Пелевин пишет о поколении, выбравшем «Пепси», то есть, говоря иными словами, о лихих 90-х. Сейчас если кто-то еще и пьет упомянутый напиток, то уж, во всяком случае, без сакрального придыхания. Но остальные-то реалии остались прежними! В последние годы политологи и колумнисты все больше рефлексируют на тему того, что лихие 90-е к нам вернулись. Зал вздрагивал при имени «Вовчик», а когда бригада агитаторов пошла в народ, то есть в зрительный зал, было сложно отделаться от мысли, что перед нами – актеры Камерного, а не активисты ОНФ.  

Разумеется, режиссера подобные аллегории волновали менее всего. Лариса задается в своей постановке глобальными вопросами о русской идее, смысле, а точнее сказать, бессмысленности человеческой жизни. Кто стоит за всем этим, кто крутит колесо жизни, на что все опирается? Ответ зритель должен найти сам  прожив вместе с актерами два с половиной часа.  

Жанр спектакля амбициозно определен как «Экзистенциальный мюзикл». Музыку к мюзиклу написал, сам того не ведая, Борис Гребенщиков. А правильнее будет сказать, что в спектакле, который, конечно, не является каноническим мюзиклом, но оттого не перестает быть музыкальным, звучат песни БГ разных лет – «Корнелий шнапс», «Вавилон», «Город золотой», «Дуй» и рефреном «Акуна Матата». Очень здорово, что все песни исполнены вживую (и в этом несомненная заслуга музыкального руководителя Валентины Спиревой, триумфатора «Сцены-2018»).  

Постановка рассчитана, в первую очередь на мужскую часть труппы. Глядя на Дмитрия Блинкова (Вавилен Татарский), Дмитрия Олейникова (Морковин и Че Гевара), Петра Артемьева (Ханин и Азадовский), Антона Ребро (Пугин, Вовчик Малой и клиент из Лефортово) сложно отделаться от мысли, что ни в каком другом театре не встретишь сразу столько замечательных мужчин.  

Автор сценографии – креативный магнитогорский художник Алексей Вотяков, одно имя которого в афише уже предрекает успех. Но есть еще и видео-сценография (Ася Мухина), и свет (Иван Виноградов). Все это вкупе очень точно передает мир, описанный Пелевиным – от цифровой матрицы до наркотического дурмана.  

Напоследок стоит сказать, что эта постановка «Generaton П» стала не только заметным театральным событием, но и ярким событием светской жизни. В фойе развернулась выставка картин и объектов Олега Семеновых с красноречивым названием «Пёс П». Одно название Челябинска «Дымоградом» чего стоит. Там же, в фойе, был развернут баннер спектакля. Зрители выстраивались в очередь, чтобы взять в руки пластиковый хэштег «Generaton П» и сделать памятное селфи. 

Среди зрителей был замечен и странный мужчина в темных очках, сильно смахивающий на автора романа. В антракте Виктор Олегович куда-то исчез, и вряд ли причиной его исчезновения стало неприятие экзистенциального мюзикла. Наверное, просто не хотел привлекать к себе внимание, и уж тем более выходить на поклон…