Школа для европейских атомщиков

На прошлой неделе в Челябинске состоялась встреча южноуральских атомщиков с их швейцарскими коллегами

02.02.2011 в 07:13, просмотров: 2643

На визит высокопоставленных представителей холдинга AXPO откликнулись представители Росатома, руководители ПО «Маяк», члены институтов, министерств и ведомств Челябинской области, связанных с радиационной безопасностью.

Школа для европейских атомщиков

Как только у себя в Швейцарии фирма AXPO запланировала строительство двух АЭС, разом активизировались местные общественные организации.

— Представители Гринпис уже побывали здесь, на Южном Урале, — рассказал генеральный директор АХРО Манфред.

— И с этого времени ведется кампания по дискредитации атомной энергетики в швейцарских СМИ. Идет дискуссия о том, целесообразно или нет покупать ядерное топливо в России. Швейцарское население мало что знает о гражданах, кто живет за Уралом. Нам нужны факты, цифры, показатели вашей работы, чтобы предъявить их гражданскому обществу Швейцарии и объяснить, что атомная энергетика абсолютно безопасна, и наши российские партнеры работают по самым современным технологиям, не причиняя вреда окружающей среде.

Одним словом, цель визита — собрать побольше аргументов для граждан Швейцарии в пользу строительства новых АЭС. «Бороться» за швейцарское общественное мнение, в последнее время изрядно обработанное «зелеными», как ни странно, пришлось южноуральским ученым и специалистам.

Опыт по улучшению экологической обстановки, наработанный за многие годы, оказанию услуг населению, пострадавшему от радиации в начальный период работы «Маяка», многолетний анализ состояния окружающей среды — все это было предложено гостям.

Начальник управления по работе с регионами госкорпорации «Росатом» Игорь Конышев обратился к истории, чтобы пояснить проблемы «Маяка»:

— Корни настороженного отношения к атомной промышленности — в том информационном перекосе, который существовал в предыдущие десятилетия. Сначала — тотальная секретность, когда об аварии 57-го года широко стало известно лишь в 1989-м — через тридцать два года.

Потом — информационные атаки групп «зеленых»: некоторым из них принадлежала «заслуга» в представлении ПО «Маяк» в массовом сознании как источника зла и многих бед населения региона. На самом деле по уровню вредных для здоровья людей выбросов и жесткости систем экологической и производственной безопасности «Маяк» сегодня в десятки раз безопаснее любого другого крупного производства.

— Настолько эффективно то, что делает в сфере экологии «Маяк»?

— С середины 50-х годов прошлого века ПО «Маяк» не производит сбросов жидких радиоактивных отходов в открытую гидрографическую сеть. На предприятии реализуется концепция безопасного обращения с жидкими радиоактивными отходами, включающая перевод отходов в твердое состояние и организацию их безопасного хранения. Данная концепция предусматривает прекращение использования и специальных промышленных водоемов к 2018 году.

Эксплуатация таких водоемов регламентируется специальными санитарными правилами и ограничениями на сброс, установленными федеральными органами санитарного надзора. За последние восемь лет превышения этих ограничений не было. Радиационная обстановка и объемная активность радионуклидов в водоемах стабильна, с тенденцией к снижению уровня загрязнения.

Надо понимать, что сейчас наука и технологии шагнули вперед несоизмеримо далеко. Кроме того, проблема обеспечения безопасных условий хранения и захоронения радиоактивных отходов — одна из приоритетных в государственном масштабе. На это выделяются серьезные средства, и спрос за результат тоже серьезный.

— Но ведь хранение радиоактивных отходов — действительно серьезная проблема?

— В любом серьезном производстве есть немало сложных, однако абсолютно решаемых проблем, это нормально. Главное — знать, как их решать, и делать это максимально ответственно. Повторюсь, на ПО «Маяк» принята масштабная стратегия обращения с радиоактивными отходами. Основные работы — научно-исследовательские и практические — реализуются в рамках федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года».

Ведутся работы по расширению действующего с 1987 года производства остекловывания высокоактивных отходов. Уже в 2015-м водоем Карачай должен быть законсервирован. С помощью засыпки скальным грунтом и бетонными блоками акваторию закроют, а прилегающую территорию рекультивируют до «зеленой лужайки».

В прошлом году была введена в эксплуатацию первая очередь общесплавной канализации. Она позволяет отвести от Теченского каскада водоемов три с половиной миллиона кубометров хозбытовой воды в год. Работа комплекса общесплавной канализации позволяет стабилизировать уровень воды в водоемах и существенно повысить безопасность их эксплуатации.

— Игорь Валерьевич, а каков в этом вопросе мировой опыт?

— Он разный. Французы, например, до сих пор сливают свои отходы в Ла-Манш. 50 кубометров в час низкоактивных отходов. Англичане не возмущаются этой французской «элегантностью», потому что тоже сливают. Но, учитывая уровень разбавления — все-таки Атлантический океан — говорить о каком-то серьезном загрязнении окружающей среды не приходится.

Для сведения — радиоактивность существовала всегда, жизнь на Земле зародилась в условиях радиоактивности. Если мы будем говорить с вами о природном радиационном фоне, то в челябинском парке имени Гагарина, например, фон составляет 16 микрорентген в час, а в Муслюмово — 12.

— Но воспринимать Гагаринский парк легче, чем Муслюмово. Психология?

— Конечно. К примеру, Япония пережила бомбардировку Хиросимы и Нагасаки. И достаточно остро относилась к развитию «атомной» научной мысли. Вместе с тем Японии хватило мужества разделить две вещи — мирное использование атомной энергии и военное. И сейчас Япония — один из лидеров в мире по строительству и эксплуатации АЭС.

В 1986 году произошла Чернобыльская авария. Мир разделился. Ряд стран под давлением общественного мнения сказал «Нет» атомной энергетике. А такие передовые страны, как Франция и Япония, стали наращивать свой парк АЭС. И очень много было построено после 1986 года.

Я думаю, японцы четко понимают: технологии, которые используются на атомных станциях, абсолютно безопасны. Япония — страна 9-бальной сейсмичности. Трясет ее постоянно. Периодически во время землетрясений останавливаются реакторы АЭС. Но ничего не происходит, что могло бы повлечь за собой выход радиации в открытое пространство.

И у нас были приняты беспрецедентные меры по улучшению безопасности атомных станций. Но радиофобия, которую искусно и небескорыстно «подпитывают» в наших людях отдельные «правозащитники», все еще не изжита до конца.